Меню Закрыть

Комната белая: 40+ фото в интерьере, идеи дизайна

Содержание

40+ фото в интерьере, идеи дизайна

Особенности дизайна интерьера

Почему белый цвет для оформления детской – это отличное решение?

  • Он универсален – подходит как для мальчика, так и для девочки, а также сочетается с любыми другими оттенками.
  • Оказывает положительное влияние на ребенка, развивая творческий потенциал, давая ощущение чистоты, свободы и свежести.
  • При хорошем дневном освещении стоит выбирать холодный оттенок белого с голубоватым подтоном, а при недостатке солнечного света – теплый (цвет слоновой кости, сливочный).
  • Белый стирает границы комнаты, а если снабдить интерьер точечной подсветкой, пространство будет казаться шире, что уместно в комнатах небольших размеров.

Цветовые сочетания

Рассмотрим несколько удачных комбинаций белого с другими оттенками.

Бело-коричневая детская выглядит обжитой и уютной, натуральные текстуры с зелеными элементами придают интерьеру природного тепла. Темные тона (черный, серый) больше подойдут для подростка. Например, бело-серая комната смотрится стильно и лаконично, а по желанию в обстановку можно добавить любые яркие акценты – оранжевые подушки, синий ковер и т.д. 

 На фото серо-белая комната для школьника с декором черного и коричневого цвета.

Белый в сочетании с желтым придаст интерьеру жизнерадостности и приглушит его активность. Если ребенок хочет красную комнату, лучше просто добавить насыщенных деталей (ковры, пледы, занавески на окна), чтобы яркий цвет не утомлял. При желании их можно сменить.

На фото нежная комната для новорожденного в бело-розовом цвете.

Оригинально смотрится белая комната в сочетании с фиолетовым, но такого активного цвета не должно быть слишком много. 

Варианты отделки

Наиболее распространенный способ отделки стен в белой комнате – краска. При ее покупке необходимо уточнить, подходит ли состав для детского интерьера. Перед покраской нужно выровнять стены шпаклевкой, загрунтовать поверхность и нанести состав в один-два слоя. Белоснежные стены разбавляют широкими или узкими полосами, помогая зрительно расширить или вытянуть комнату.

Обои – еще один бюджетный вариант отделки. Они нередко имеют мелкий рисунок, который оживляет однотонную обстановку. Эти способы можно комбинировать: создавать акцентные стены, добавлять вагонку или гипсовую плитку под кирпич. Желательно, чтобы все материалы были натуральными, в том числе покрытие для пола.

На фото белая детская комната в скандинавском стиле, где половина стены окрашена в пыльно-розовый цвет.

И ламинат, и линолеум для детской должны иметь сертификат о безопасности материала. Помимо деревянных покрытий, в комнате для ребенка можно использовать ковролин. Если на стенах есть орнамент, покрытие на полу должно быть однотонным, чтобы не перегружать интерьер.

Потолок в детской комнате не всегда остается традиционным: чтобы его украсить, применяется краска насыщенных цветов, фрески, наклейки и даже обои. Пол в таком случае рекомендуется сделать светлым, чтобы сбалансировать цветовую палитру помещения.

На фото необыкновенная комната для двоих детей, главное украшение которой – матовый натяжной потолок с рисунком.

Мебель и декор

Белая детская комната – это не только стены, но и мебель, а также всевозможные декоративные детали.

Белый комод, необходимый для хранения игрушек или одежды, идеально вписывается в светлую обстановку, как бы растворяясь в ней. То же касается громоздких шкафов. Если помещение небольшое, стоит расположить систему хранения вокруг двери: такая конструкция экономит место и добавляет уюта, пряча дверь.

Стол рекомендуется покупать на вырост. Сегодня для детей существует специальная мебель-трансформер, которая "растет" вместе с ребенком. Цветовое решение для мебели может быть как сдержанным, так и контрастным.

На фото светлая спальня для девочки, оформленная белоснежной мебелью и воздушным текстилем.

В просторной детской, помимо кровати, следует поставить диван, который пригодится для игр, отдыха и приема маленьких гостей.

Кровать в комнате является главным элементом, выбирать её стоит с особой тщательностью. Ребенок оценит, если в его спальне появится конструкция необычного вида: кровать-чердак, подиум или постель в виде домика. Существуют и детские диваны с ортопедическим матрасом, которые могут играть роль кровати. 

На фото удобный диванчик с черно-белым орнаментом на подушках в детской комнате для мальчика.

Открытые полки и стеллажи – незаменимый элемент в детской. Психологи рекомендуют размещать часть книг и игрушек на виду, чтобы ребенок мог всегда дотянуться до желаемого объекта. Такие конструкции занимают немало места, поэтому в белой комнате предпочтительней поставить стеллаж того же цвета, что и стены.

И мебель, и текстиль не должны вызывать диссонанса в комнате белого цвета. Не стоит использовать в декоре больше трех оттенков. Тип и цвет текстиля зависят от того, какой образ требуется создать для детской.

Легкие занавески, светлые кружевные подушки, мягкие ковры больше подойдут девочкам, а жалюзи, римские шторы, цветные ковры с коротким ворсом оценят мальчики. Впрочем, в конечном итоге обстановка зависит от характера ребенка.

На фото воздушная и просторная комната в молочных тонах для школьницы.

Идеи дизайна

Детская комната, пожалуй, лучшее место в квартире для реализации своих творческих идей. А поскольку белый цвет выступает отличным фоном для нестандартной мебели и декора, свою фантазию можно не ограничивать.

Не каждый решится на кирпичную стену в детской комнате, но как стильно она выглядит, добавляя обстановке фактурности! Можно использовать как готовую гипсовую плитку, так и натуральный кирпич из кладки – оба материала экологичны и безопасны.

Обыграть стены белой комнаты можно и более простыми способами: наклейками, плакатами, фотографиями в рамках, геометрическими рисунками. Под потолком будут волшебно будут смотреться самодельные аэростаты, облака, гроздья бумажных фонариков, игрушечные самолёты. 

На фото небольшая детская для новорожденного с наклейками на стенах.

Для рисования на стене можно подвесить рулон ненужных обоев или выкрасить пространство меловой краской. Также популярны пробковые доски, на которых легко разместить детские творения. В детской на мансарде уместны подвешенные к потолку пологи и качели. И, конечно, любой ребенок будет в восторге от второго этажа, особенно, если высота потолков позволяет его обустроить.

В каком стиле лучше оформить?

Вряд ли ребенок по достоинству оценит соответствие какому-либо стилю в своей комнате: самое главное, чтобы в этом помещении ему было уютно и безопасно.

Для романтичных девочек прекрасно подойдет прованс. Кованая кровать, текстиль с цветочным узором и старинная мебель прекрасно впишутся в обстановку с французским уклоном.

Современный стиль – самый беспроигрышный вариант. Он сочетает в себе красоту и лаконичность, а главное, функциональность, что очень важно для детской спальни и игровой.

На фото цветочные обои перекликаются с принтом на текстиле, а розовый идеально гармонирует с мятным и бирюзовым цветом.

Классический стиль трудно воссоздать в комнате для ребенка младшего школьного возраста: игрушки, яркие книги и спортивный уголок сложно вписать в элегантную, изысканную обстановку. Классицизм и неоклассика уместны в комнате для новорожденного, где порядок поддерживают родители, или для подростка, который сможет оценить и сберечь благородство интерьера.

Скандинавский стиль наиболее популярен для комнат в белых оттенках, ведь это основной цвет сканди-направления. В таких детских большинство использованных материалов – натуральные: деревянный пол, хлопковый и льняной текстиль, игрушки с минимальным содержанием пластика. Обстановка отличается легкостью и приглушенной гаммой.

Еще одно интересное решение – оформить детскую комнату в морском или эко-стиле. В условиях городской жизни детям зачастую не достает общения с природой, и дизайн с деревянными элементами, изображениями животного и растительного мира частично восполнит эту нехватку.

На фото белая комната для ребенка, выдержанная в скандинавском стиле.

Стиль лофт на первый взгляд может показаться неуместным в детской комнате, но на деле, это отличный фон для реализации всевозможных творческих задумок. Грубость текстур проявляется здесь минимально, а ощущение простора достигается за счет зеркал и глянцевых поверхностей.

Фотогалерея

Если добавить в белоснежную обстановку оригинальных деталей, ярких акцентов и при этом учесть интересы ребенка – детская комната станет для него самым лучшим местом на планете.

Серо-белые спальни – 135 лучших фото-идей дизайна интерьера спальной комнаты

Уютный минимализм 52 кв.м

Свежая идея для дизайна: серо-белая хозяйская спальня среднего размера в современном стиле с серыми стенами, полом из ламината и коричневым полом - отличное фото интерьера

Квартира для подруги

На фото: большая, серо-белая хозяйская спальня в классическом стиле с зелеными стенами, полом из ламината, коричневым полом, обоями на стенах и зонированием шторами

Пример оригинального дизайна: спальня в современном стиле

Monte Sereno Transitional New Home Build

Свежая идея для дизайна: большая, серо-белая хозяйская спальня в стиле неоклассика (современная классика) с серыми стенами, ковровым покрытием, стандартным камином, фасадом камина из камня и правильным освещением - отличное фото интерьера

Central Park West, NYC

emily gilbert photography Our interior design service area is all of New York City including the Upper East Side and Upper West Side, as well as the Hamptons, Scarsdale, Mamaroneck, Rye, Rye City, Edgemont, Harrison, Bronxville, and Greenwich CT. For more about Darci Hether, click here: https://darcihether.com/ To learn more about this project, click here: https://darcihether.com/portfolio/two-story-duplex-central-park-west-nyc/

Hogarth House - London NW3

Свежая идея для дизайна: серо-белая хозяйская спальня в стиле неоклассика (современная классика) с серыми стенами и ковровым покрытием - отличное фото интерьера

Trinity Lane

Knoxy Knox; Knox Photographics

Идея дизайна: большая, серо-белая хозяйская спальня в классическом стиле с паркетным полом среднего тона, серыми стенами и правильным освещением

Döbelnsgatan 13

Пример оригинального дизайна: серо-белая хозяйская спальня среднего размера в скандинавском стиле с серыми стенами и светлым паркетным полом

Gustavsplatsen 1 L, Bagaregården

Стильный дизайн: маленькая, серо-белая хозяйская спальня в скандинавском стиле с белыми стенами и светлым паркетным полом без камина - последний тренд

Vasastaden, Aschebergsgatan 7

Источник вдохновения для домашнего уюта: серо-белая хозяйская спальня среднего размера в скандинавском стиле с светлым паркетным полом и белыми стенами

Bermondsey Wall

Bedroom . . . Bruce Hemming (photography) : Form Studio (Architecture)
Стильный дизайн: серо-белая гостевая спальня среднего размера в стиле модернизм с белыми стенами, паркетным полом среднего тона и бежевым полом - последний тренд

A place to sleep

Автор: Colin Cadle Photography

A guest bedroom in a beautifully restored Victorian Villa by the Sea in South Devon. Colin Cadle Photography, Photo Styling Jan Cadle

Стильный дизайн: серо-белая гостевая спальня среднего размера в викторианском стиле с серыми стенами и паркетным полом среднего тона - последний тренд

Strukturierte Wohnungsgestaltung

На фото: серо-белая спальня среднего размера в современном стиле с белыми стенами без камина

The home of Karlijn and Pieter

Photo: Holly Marder © 2013 Houzz
Пример оригинального дизайна: серо-белая спальня в скандинавском стиле с серыми стенами и светлым паркетным полом

midtown highrise

Стильный дизайн: серо-белая спальня в стиле неоклассика (современная классика) с серыми стенами, ковровым покрытием и правильным освещением - последний тренд

Мебель в квартиру

Шкаф-купе с системой аристо F ручка, наполнение лдсп EGGER
Стильный дизайн: маленькая, серо-белая хозяйская спальня - последний тренд

Grade II Listed Georgian Townhouse - Guest Bedroom

Свежая идея для дизайна: большая, серо-белая гостевая спальня в стиле неоклассика (современная классика) с серыми стенами, светлым паркетным полом, стандартным камином, фасадом камина из камня и бежевым полом - отличное фото интерьера

Schlafzimmer R

Стильный дизайн: маленькая, серо-белая хозяйская спальня в современном стиле с бежевыми стенами, ковровым покрытием и серым полом без камина - последний тренд

page_type: page_browse_photo

Если вы только ищете идеи для ремонта и обустройства или уже точно знаете, что серо-белая спальня – ваш вариант – мы собрали для вас 313 фото из реальных проектов дизайнеров интерьера, декораторов и архитекторов из России и всего мира, включая таких проверенных профессионалов, как Юлия Каманина и Studio Duggan Ltd. Красивые серо-белые спальни на наших фотографиях – лучшие примеры грамотного дизайна и планировки в разных стилях и цветах. Если вам приглянулся какой-либо вариант дизайна, например спальня со второго фото – вы можете обратиться к автору и заказать идеальный дизайн-проект для себя. Смотрите нашу фото-галерею, ищите вдохновение и профессионалов, и вы поймете, почему Houzz – лучший ресурс для дизайна интерьера квартир и домов, ремонта, строительства домов, архитектуры и ландшафтного дизайна.

Читать далее

Белая ванная комната - 110 фото идей

Белая ванная комната… Отношение к такой ванной самое разнообразное. Кто-то считает её вершиной совершенства, а у кого-то, при разговоре о такой ванной, всплывает в воображении навязчивая ассоциация с больничной палатой. И в этом нет ничего удивительного, ведь как будет восприниматься помещение, выполненное в белом цвете, во многом зависит от фактуры использованных материалов, качества установленной сантехники, неординарности освещения и декора. Сама же ванна может поражать вычурностью конструкции или очаровывать изысканной простотой, маня скорее погрузиться в её объятия.

Белая ванная комната с красной кирпичной плиткой

Выгоды оформления ванной в белом цвете

  1. Эффект свежести и чистоты.
  2. Маленькое помещение существенно расширяется визуально.
  3. Белый цвет – это идеальная основа для любого декора. Белую ванную комнату не сложно кардинально преобразить. Достаточно лишь менять цветные аксессуары, присутствующие в ней, например, красные на салатовые. Это позволит без усилий и радикальных отделочных работ обновлять дизайн. Ванная каждый раз будет восприниматься по-новому, не надоедая с годами однообразием интерьера.

Белая ванная комната в минималистическом стиле

Особенности декора белой ванной: как не допустить сходства с операционной?

Если при обустройстве ванной комнаты использовать только белую плитку, в тон ей сантехнику и саму ванну, мебель и другие аксессуары, без которых в ней не обойтись, то полученный результат будет восприниматься, скорее всего, как некое помещение строго медицинского назначения. Этого стоит избегать, ведь ванная – это место, где хочется расслабиться после трудного дня, а в этом деле немаловажен и эстетический аспект. Помочь сделать комнату приятной взору помогут несколько интересных дизайнерских приемов. Вовсе необязательно использовать все идеи, достаточно выбрать некоторые из описанных приемов, которые будут соответствовать вашему стилю.

Дерево в белой ванне создает атмосферу тепла и свежести

Психологическое воздействие белого цвета

Белый – это и олицетворение духовности. Неся в себе обособленную от спектральных цветов колоритность, он порождает положительные и светлые эмоции.

Сегодня белая, словно невеста, ванная комната стала эталоном роскоши. Неограниченно фантазировать с этим цветом позволяет великолепный выбор сантехники и отделочных материалов.

Любовь к белому цвету можно объяснить и тем, что он станет украшением не только просторных ванных комнат, но и прекрасно адаптируется на малых площадях, визуально расширяя их границы и придавая помещению особый шик. К тому же в нашем сознании белый цвет прочно связан с чистотой, а ведь в ванную мы тоже идем именно за этим.

Бело-зеленая ванная комната

Белый – это и олицетворение духовности. Неся в себе обособленную от спектральных цветов колоритность, он порождает положительные и светлые эмоции.

Зная о таких ассоциативных качествах этого цвета, психологи часто прибегают к его помощи в работе с пациентами. Ванная же считается местом, где получают заряд бодрости на целый день и расслабляются, снимая напряжение по завершении этого дня.

Белая ванная в ретро стиле

Белому цвету под силу воздействовать на эмоциональный фон человека, регулировать возбудимость нервной системы и в целом стимулировать организм. Итак, он:

  • снимает напряжение;
  • избавляет от переживаний и необоснованных страхов;
  • успокаивает;
  • порождает чувство удовлетворённости;
  • даёт чувство свободы;
  • активирует решительность.

Как сделать ванную королевского белого цвета по-домашнему уютной?

Если вы стремитесь иметь белую ванную комнату, то совсем не обязательно дополнительные цвета использовать в больших объемах. Вполне достаточно слегка разнообразить белую плитку цветным плиточным декором или мозаикой.

Белая ванная с деревянными элементами декора в стиле модерн

  1. Отдать предпочтение не белоснежному, а практически белому. Чтобы не перенасытить белую ванную комнату чистотой и не сделать её стерильно безжизненным пространством, нужно использовать в отделке не белый кафель, а близкий к белому оттенок. Чаще всего это плитка с нежным отливом голубого или бежевого.
    Первый оттенок придаст ванной немного прохлады, а второй наполнит её теплом. Хоть это и не совсем правильно, но такие тона иногда называют теплыми оттенками белого.Если уж в интерьере использована бело-голубая гамма плитки, то и для декора понадобится акцентироваться на синих и голубых элементах. С бело-кремовой плиткой работать проще. Здесь для декора могут использоваться аксессуары любых цветов. Коричневые, фиолетовые, бордовые – любые из них в декоре белой ванной комнаты будут выглядеть вполне жизнерадостно.

    И снова таки дерево в белой ванне, только на этот раз с грубой фактурой и массивными балками

  2. Практически белой смотрится на стене и плитка, поверхность которой имеет текстуру или рисунок светлого камня. Такая отделка придаст комнате дорогой вид и ни в коем случае не напомнит о больничной палате.

    Стеклянная ванна в белой ванной комнате

  3.  Поиграйте с ритмом, фактурами, текстурами. Выбрав для отделки чисто белую плитку, комбинируйте её с цветными панелями или разбавьте панно. Если же в планы входят чисто белые стены, то попытайтесь привлечь внимание к поверхности использованного отделочного материала.
    Магазины предлагают модели напольной и настенной плитки с однотонными узорами по глазури, имитацией под натуральные материалы и разнообразными фактурами. Белая ванная, в которой использована плитка такого качества, будет вполне «живой» комнатой и ничем не напомнит оперблок, а интерьер её никогда не покажется «пустым».Весьма удачно смотрятся в отделке комбинации узорной плитки и гладких поверхностей. К примеру, часть стеновых поверхностей можно окрасить, а часть – оклеить фактурной или узорной плиткой.
    Очень интересный эффект дает комбинирование ритмов. Разнообразят белоснежную отделку комбинация плиток разных размеров. Интерьер выглядит живым и динамичным. Попробуйте скомбинировать стандартную плитку с моделью «кабанчик» или разбавьте крупноформатную плитку мозаикой. Такая белая, пусть даже ничем не оттененная, ванная комната не позволит вам скучать!
    Мелкая плитка и мозаика в отделке всегда оживляют интерьеры небольших помещений.

    Бело-желтая ванная комната

    Стильная ванная комната с элементами дерева

  4. Добавьте в отделку цвета. Если вы стремитесь иметь белую ванную комнату, то совсем не обязательно дополнительные цвета использовать в больших объемах. Вполне достаточно слегка разнообразить белую плитку цветным плиточным декором или мозаикой. Результат может иметь вид узкой цветной полосы по периметру комнаты или широкой полосы, продолжающейся на полу – в любом случае, создав цветовое вкрапление, вы получите нужный эффект.
    Хорошим приемом считается комбинирование обоев в гостиной – в таком случае, почему бы не попробовать использовать эту идею в ванной? Можно попытаться сделать плиточную панель высотой в полстены, а оставшееся пространство оклеить обоями. Они великолепно сыграют роль дополнительного тона, даже если будут очень нежного цвета.Можно ввести цвет в отделку пола. Если стены выложены белой плиткой, то вполне уместно сделать пол цветным. Можно сыграть на контрасте или выбрать нейтральные тона. Полы должны быть темнее стен. Это дизайнерская классика. Хоть ванная при этом все равно будет восприниматься как белая, так как основное внимание привлекают стены, но комната уже не будет напоминать безмолвную Антарктиду.

    Светлая белая ванная комната в стили минимализм

    Белый и салатовый цвет в оформлении ванной комнаты

  5. Используйте контрасты. Белую ванну можно обставить такой же белоснежной мебелью и оборудовать идентичной по цвету сантехникой, а можно проявить фантазию и разнообразить интерьер цветами.
    В идеале в игре с контрастами лучше использовать только мебель, потому что цветная сантехника может создать некоторые проблемы при необходимости смены интерьера. Но если желание велико, то можете смело использовать яркое оборудование. Контраст может быть полным!

    Белый мрамор в интерьере ванной комнаты

  6. Сделайте цветовые акценты. Белая ванная – универсальный фон, на котором будут уместно выглядеть любые цветовые акценты. Этот прием невероятно оживит интерьер, даже если комната идеально белая.
    Для акцентирования используют все:
  • шторки;
  • коврики;
  • полотенца;
  • мыльницы;
  • корзины для банных принадлежностей.

Интерьер стильной небольшой ванной комнаты

Альтернативные идеи обустройства белой ванной

Сделать белую ванную невероятно уютной поможет правильное освещение и зеркала. Белая плитка ведет себя как хамелеон, поэтому использование цветного освещения дает неожиданный и приятный эффект.

Поэкспериментируйте со светодиодным освещением. Оно позволит легко менять цвет комнаты в соответствии с вашим настроением. Белая ванная комната легко превращается и в SPA-салон. Достаточно привнести в интерьер побольше живых растений, добавить плетеных элементов и ракушек, выложить стопками полотенца, зажечь аромосвечи и атмосфера в стиле SPA будет воссоздана в мельчайших деталях. Ваша ванная станет настоящим островком наслаждения!

Фото галерея:

Видео:


Автор: Михаил Бонд

Рейтинг:
Загрузка. ..

Понравился пост? Поделись с друзьями!

100 лучших идей для белой спальни на фото

Если вы мечтаете о спальне, в которой будет царить ощущение свежести, чистоты и простора – выбирайте белый цвет для оформления, не задумываясь. Ваша белая спальня может быть оформлена в любом стиле, от классики до ультрасовременной стилистики, от местечкового Прованса до японского минимализма. Белоснежные оттенки не только актуальны во все времена, но и легко сочетаются с другими тонами, свободно гармонируют с самым разнообразным декором, подчиняются любым дизайнерским решениям.

Спальня в белых тонах выглядит изысканно и элегантно. Все кто читают белый цвет бедным на оттенки – глубоко ошибаются, он невероятно многогранен и разнообразен. Белый цвет может быть сероватым, голубоватым или отдавать легкой желтизной, а уж говорить о контрасте с другими цветами не приходится – факт на лицо. Для создания контрастного интерьера один из цветов обязательно должен быть светлым, белым. Если вы выбрали белый цвет в качестве доминирующего для вашей спальни, то скучным интерьер не будет.

Современные тенденции оформления личных комнат все больше тяготеют к простору и свежести. Пожалуй, только белый цвет может создать настолько легкую и чистую обстановку, что даже комната скромных размеров, покажется просторной.

Стены и пол в белой спальне

Создавая абсолютно белый интерьер комнаты для сна, вы, безусловно, заботитесь о спокойной и умиротворяющей обстановке, способной расслабить вас после трудового дня, настроить на отдых и спокойный, глубокий сон. В белоснежной, даже стерильной комнате ощущение свежести вас не покинет и после окончания светлого времени суток. С помощью яркого освещения можно добиться аналогичной атмосферы для вечернего отдыха.

Но не всем подходит абсолютная белизна комнаты для сна и отдыха. Особенно это касается помещений, расположенных с северной стороны. При отсутствии солнечного света, абсолютно белая комната может казаться холодной, неуютной. Конечно, для жаркого климата такая особенность будет только на руку, но в условиях нашей страны практически невозможно найти регион, где не было бы холодной зимы или слякотного и мрачного межсезонья.

Для комфортного нахождения в комнате, в оформлении которой преобладает белый цвет, нашему взору необходимы акценты. Наилучшим и самым простым выходом в этой ситуации будет выполнение напольного покрытия в более темном оттенке. Деревянный пол отлично сочетается с белыми стенами и потолком. Такая комбинаторика зрительно увеличивает пространство и придает комнате более строгое соблюдение геометрии, позволяя очертить четкие линии границ помещения.

Даже если пол будет единственным темным или ярким пятном в вашей белой спальне – этого будет достаточно для создания теплой и уютной атмосферы. Древесные оттенки всегда привносят природное тепло в интерьер.

Еще один вариант сочетания теплоты и свежести в рамках одного помещения спальни – выполнить облицовку стен с помощью деревянных панелей, а для текстиля и меблировки выбрать белоснежные тона.

Если ваша белая спальня выполнена в стиле кантри или с применением элементов этой стилистики, то к деревянному полу можно добавить скамью или стулья из аналогичного материала, предметы декора или элементы сельской жизни.

Оформление акцентной стены в белоснежной комнате для сна

В рамках белоснежного интерьера тоже есть место для фантазии и выделения акцентов, если не с помощью цвета, то за счет разности фактур. Например, белая покраска кирпичной стены не выделит ее с точки зрения цветового решения, но станет фактурной особенностью.

Даже незначительные отклонения от белоснежной палитры, при оформлении стены вокруг изголовья кровати, выделят ее. Светлые обои, но с рисунком, тиснением или неярким принтом, способны не только оживить интерьер белой спальни, но и добавить изюминку в обстановку, придать помещению изысканности и стиля.

Для выделения акцентной стены можно использовать и более темные или яркие тона. Интерьер спальни будет более гармоничным, если оттенок акцента удастся использовать и в других предметах обстановки комнаты для сна и отдыха.

Акцент на стене возле изголовья кровати можно сделать с помощью семейных фото в рамках или галереи художественных работ. Даже одна большая картина разбавит интерьер и привнесет уникальность и персонализированность помещению.

Бело-черный интерьер – на пике современности

Интерьер спальни, в котором преобладает белый тон, но при этом присутствуют глубокие темные оттенки, в том числе и черный цвет – никогда не будет скучен. Контрастность придает обстановке некоторый динамизм и даже драматизм. Все зависит от того, насколько активно вы будете использовать черные тона – будет ли они присутствовать лишь в некрупных элементах декора или целые стены станут воплощением черного акцента.

Оформление изголовья кровати или пространства вокруг него в черном цвете – отличная возможность сделать акцент на центральном предмете мебели вашей спальни. Став координационным центром, черное пятно будет нуждаться хотя бы в незначительном повторении в других предметах меблировке, орнаменте текстиля или элементах декора, аксессуарах.

Интересной интеграцией черного цвета в белоснежную спальню может стать полоска, клетка или любой другой орнамент, примененный в текстиле, обивке мебели или предметах декора.

Черная кованая кровать на фоне белоснежной обстановки спальни будет смотреться роскошно и станет центром фокусировки внимания.

Яркие акценты в белоснежном интерьере

На белом фоне даже детали пастельных тонов выделяются, становясь акцентами, а уж яркий текстиль, ковровое покрытие или предметы меблировки и декора будут в центре внимания заслуженно.

В белоснежной комнате проще всего расставить яркие акценты с помощью текстиля. В ход идет все – от покрывала для кровати до постельного белья и декоративных подушек, валиков.

В белой спальне яркие шторы с насыщенным оттенком становятся центром фокусировки внимания, даже при наличии других акцентов, обилии зеркальных и стеклянных поверхностей. Незначительные вкрапления цвета колоритных штор, позволят сбалансировать интерьер, привнести в него гармонию.

Темными акцентами могут стать предметы мебели. Как правило, в этом качестве выступают небольшие комоды или прикроватные тумбочки, атаманки возле изножья кровати или низкие столики.

Белоснежная спальня на две кровати

Для создания интерьера спальни, в которой необходимо установить две кровати, белый цвет подходит идеально. Даже в помещении с большой площадью два спальных места займут большую часть пространства, а значит, необходимо визуальное расширение комнаты.

Для спальни, расположенной на мансарде или в чердачном помещении, использование светлых оттенков в отделке и меблировке особенно актуальны. Часто мансардные комнаты асимметричны, могут похвастать весьма скошенными потолками и другими особенностями геометрии. В такой обстановке лучше не заострять внимание на неровностях и закутках пространства, а постараться «сгладить» их белоснежной отделкой.

Если белоснежная спальня создается для двоих детей или подростков, то внедрение пастельных или даже ярких оттенков не просто желательно, а настоятельно рекомендуется психологами и детскими врачами. Даже небольшие вкрапления цвета в орнамент текстиля или оформление поверхностей позволит не только разнообразить светлую палитру помещения, но и создаст благоприятную атмосферу для необходимой фокусировки взгляда.

Белая спальня – отличный вариант для стилей Прованс и шебби шик

Белоснежная спальня, в которой были применены элементы стиля шебби шик или Прованс больше подходит для девичьей комнаты. Обычно молодые девушки и женщины любят декорировать интерьер кружевным текстилем с применением цветочного принта, изображения амурчиков и всяких птичек. Старинная мебель (действительно антикварная или состаренная специально) придает спальне налет изысканной старины, утонченной элегантности.

Белоснежная кованая кровать с обилием декоративных деталей на фоне окрашенных в белый цвет стен и досок напольного покрытия смотрится не просто оригинально, а изысканно. Красивейшие люстры и пестрый текстиль с цветочным орнаментом также способен стать визитной карточкой спальни в стиле шебби шик.

 

Белая детская комната - советы по оформлению

Детская комната в белом цвете

Белый цвет является классическим решением и детская комната в нем всегда будет светлой, яркой и универсальной, как для девочек, так и для мальчиков, и подойдет для любого возраста ребенка. Детская комната в белом цвете имеет ряд преимуществ, но и свои особенности, о чем мы поговорим в данной статье.

Выбирая белый цвет для оформления комнаты нужно рассчитать его пропорции и не переусердствовать, ведь большое количества этого цвета может создать ощущение скуки или чрезмерной стерильности. Детская комната требует особенного подхода к дизайну и выбора стиля, соответствующего вкусам ребенка и Вашим пожеланиям по оформлению квартиры.

Детская комната – советы по оформлению

Детская комната имеет свои особенности

Выбирая белый цвет для стен, нужно учесть сколько света в помещении, на южной или северной стороне находится детская. Для мало освещённых комнат подойдут теплые оттенки белого – слоновой кости, топленого молока, жемчужного или мягкого кремового. Если детская комната находится на южной стороне, идеальным будут холодные оттенки белого с синевой.

Важно: избегайте чистого белого цвета, он может придать детской больничный тон. Хорошим выбором станут его мягкие оттенки.

Если Вы выбираете цвет для оформления детской комнаты самостоятельно, без помощи дизайнера интерьера, можно приобрести несколько пробников понравившихся красок и окрасить ими листы обычной бумаги. Затем эти листы расклейте по комнате и посмотрите, какой цвет как будет себя вести с изменением освещения – утром, днем, вечером и при свете лампы. В этом случае, детская комната будет оформлена идеальным для нее цветом.

Яркие и крупные акценты – защита от стерильности

Чтобы детская комната не приобрела скучную и стерильную атмосферу, добавьте красок или крупные орнаменты. Это может быть все что угодно – рисунок на одной из стен, фотообои и даже яркие картины.

Так же Вы можете разбавить интерьер, покрасив одну или две из стен другим цветом полностью или только нижнюю часть, а может и постелить яркий ковер, который будет хорошим акцентом. А может, Вам понравится идея цветного потолка или красочные шторы.

Детская комната и практичность

Если Вы думаете, как на долго сохранить комнату от ремонта и уберечь покрытия от воздействия влажной уборки – можно выбрать натяжной потолок, который легче очистить и не придется переживать за появление трещин. А для стен выбрать вместо обоев – краску, которая легко моется и не требует большого ухода, и при желании, можно быстро поменять ее цвет или «обновить» дизайн комнаты.

Выбираем мебель для детской

Комната ребенка – это в первую очередь наличие цвета. Если для комнаты с белыми стенами Вы хотите приобрести белую мебель, то грозите сделать детскую скучной и утяжеленной. Для белых стен идеально подойдет цветная мебель. А вот для яркой комнаты, хорошим решением будет приобрести часть мебели белых цветов.

Но это правило работает не всегда. Если детская комната узкая или маленькая – мебель лучше выбрать белую и не переусердствовать с ее количеством, тогда комната будет легкой и приятной.

Детская комната «на вырост»

Оформляя комнату для стремительно растущего ребенка, или детей разных возрастов, можно основное оформление сделать белым, а декор разных цветов. Допустим, стены и мебель белой, а потолок, подушки и шторы цветными. Белый цвет является универсальным и будет хорошо смотреться в разных квартирах.

Независимый обзор квеста «Белая комната» от компании «Клаустрофобия»

Если вам на игре нужна будет помощь англоговорящего оператора, сообщите об этом, пожалуйста, позвонив на локацию квеста напрямую, за 2-3 дня до игры.

Если у вас депрессия, черная полоса или просто не задался день − отправьте их в белую комнату! А потом раскрасьте всеми цветами радуги!

«Белая комната» от «Клаустрофобии» создана для хорошего настроения и подходит для всех возрастов (независимо от опыта) и для семейной игры (с детьми).

По легенде, ваша жизнь утратила краски, и мир раскрашен в черно-белый цвет. С помощью гипноза ваш врач постарается вернуть вам радость к жизни.

Основное помещение для игры очень просторное и светлое. Комната настолько белая, что вас даже попросят надеть бахилы… белые. И что здесь точно не грозит, так это клаустрофобия. Особых физических нагрузок и полосы препятствий в квесте нет. Можно играть в любой одежде.

Сам квест не сложный, но он совершенно нелинейный. И трем, и четырем игрокам скучно не будет, потому что большинство заданий параллельные. Обследуйте все помещение, нажимайте, смотрите, двигайте, играйте, фантазируйте! И если предмету нет явного применения, значит просто еще не пришло время.

В этом и может состоять главная сложность игры, находя игровые предметы или информацию, вам захочется сразу ее применить. Однако это не всегда возможно. Поэтому несмотря на то, что квест относится к категории «Простой», если вы чуть запутаетесь в последовательности прохождения, выйдите вы за минут 50. А значит сможете как следует насладиться оригинальной атмосферой.

Белая комната требует бережности в эксплуатации, поэтому некоторые элементы немного износились. Видимо, выходя с соседнего квеста «Убежище 13», игроки продолжали «крушить» все на своем пути. Однако если вы не относитесь к крайним скептикам, вам это не помешает получить удовольствие от игры.

Задания веселые и нестандартные. Даже если они кажутся несерьезными или странными − рискните. Пробуйте делать все, что приходит на ум. Сценаристы явно хотели расслабить вас, а порой и заставить подурачиться. Опытным игрокам лучше забыть про опыт – он тут не пригодится.

В этом плане «Белую комнату» можно сравнить с первой комнатой обновленной «Психбольницы», которую невозможно пройти не войдя в роль сумасшедшего и отбросив штампы и стереотипы.

«Клаустрофобия» как всегда отличается сложными техническими решениями и неординарными задачами. Вас ждут задания на сообразительность, наблюдательность и даже музыкальное задание на внимательность. Командных заданий, с которыми не смог бы справиться один человек, по сути, нет. И все же несколько задач приходится решать сообща. Так и быстрее, и веселее. Главное, следуйте рекомендациям вашего лечащего врача − и у вас все получится!

Точную цену игры уточняйте при бронировании на сайте компании.

Если вам понравился обзор квеста, забронируйте его на сайте компании Клаустрофобия.

Если вы нашли опечатку, выделите текст и нажмите клавиши Ctrl+Enter

Белая детская - Дизайн детской комнаты

Белый цвет в интерьере детской — это классическое и очень модное сейчас направление в дизайне.
Белый цвет является традиционным фоном для интерьеров любой сложности . Этот цвет сложный и многогранный. Он может ассоциироваться с чистотой, стерильностью, простором, тишиной.

Он с успехом используется для визуального увеличения объема небольших помещений и прекрасно «раздвигает» пространство.

Этот цвет не рекомендуется использовать в большом объеме. Такой интерьер ассоциируется у ребенка с помещением больницы и вызывает негативные эмоции.

Детская в белом цвете будет сковывать ребенка, вызывать скуку, изолированность и тревогу.

Белая детская для мальчика

Интерьер комнаты для мальчика должен прежде всего обеспечить ребенку максимум комфорта и простора.

Комнату лучше на загружать большим количеством мебели для того, чтобы ребенок мог смело превратить помещение в палубу корабля, необитаемый остров или даже футбольное поле.

Белая детская комната для мальчика подарит ощущение простора, а яркие цветовые эффекты в декоре помогут избежать однообразия и скуки.

Например, буквально несколькими яркими декоративными элементами в бирюзовом или синем цвете можно превратить белую комнату для мальчика в палубу корабля или, используя оттенки зеленого, в амазонские джунгли.

А желтые оттенки аксессуаров и штор превратят комнату в солнечный берег. Нейтральные белые стены и мебель в дальнейшем легко помогут трансформировать интерьер в соответствии с изменяющимися вкусами ребенка.

Так же для мальчика подойдет морской стиль в синих, голубых, белых тонах с вкраплением красного и серого. Можно оформить в морской тематике картины на стенах или постеры.

Скандинавский стиль подойдет подростку — белые чистые линии, минимум мебели, простые поверхности. Много воздуха и пространства.

Яркие предметы подросток добавит в этот интерьер сам.

Белая детская для девочки

Преобладание белого цвета в интерьере комнаты для девочки подарит ощущение свежести и утонченности. Светлые стены сформируют просторное чистое пространство и визуально его увеличат.

Уместно для комнаты девочки использовать мебель белого цвета. Детский белый комод для хранения вещей прекрасно заменит громоздкую систему хранения. А в сочетании с белой детской кроваткой создадут легкий , воздушный интерьер.

Текстиль нежных оттенков розового, фиолетового или лавандового добавит цвета и создаст гармоничное пространство.

Подбирать аксессуары и декор нужно с учетом понравившегося вам стиля.

Для девочки до 12 лет вполне подойдет стиль прованс — обилие текстиля, нежные приглушенные цвета лаванды, бледно-зеленый.

Для девочки подростка можно применять яркие акценты, которые будут отражать бунтарский дух хозяйки.

Если интерьер создается «на вырост», нейтральные белые стены и мебель помогут легко трансформировать интерьер с учетом изменения приоритетов.

Например, если изменить пастельные оттенки штор и текстиля на более насыщенные, можно добавить пространству глубину и уединенность.

Оформление интерьера

Оформление интерьера детской комнаты в белом цвете предполагает учитывать возраст ребенка.

Для новорожденного комната должна быть выполнена в светлых, нежных тонах, где главную роль играет белый.

Дополнить интерьер можно бежевым, нежно-голубым или светло-серым. Такой интерьер успокаивает, умиротворяет. Воздух детской в белых тонах кажется прозрачным, хрустальным.

Декоративные элементы могут содержать в себе кукольные, детские или цветочные орнаменты.

Вполне подойдут для стен в детскую белые обои под покраску. В дальнейшем можно изменить интерьер, просто покрасив стены в другой цвет. Оттенок белого должен быть теплым, не слепящим.

Белый цвет лучше использовать в сочетании с другими цветами в качестве фона.

Комнату для детей до 12 лет можно оформлять более активно.

Необходимо учитывать интересы ребенка — куклы и принцессы, любимые герои мультфильмов, автомобили. Добавить ярких акцентов, но не перегружать пространство.

Традиционно белый потолок можно сделать натяжным, но использовать не глянцевое полотно натяжного потолка, а матовое. Это добавит интерьеру изюминку.

Комната для подростка — это совершенно другое пространство.
Это уже комната для «взрослого» человека, отражающая его вкусы и пристрастия. Можно использовать яркие акценты, которые все-же позволят ребенку добавить свои нюансы.

Комната должна стимулировать ребенка для творчества, давать ребенку свободное поле для деятельности в оформлении интерьера.

Как правило, подростки вносят в интерьер свои изменения — афиши своих кумиров, фото, плакаты и постеры, и еще массу важных для них предметов. Интерьер должен позволять им создавать свое пространство, не загромождая его.

Поэтому нейтральные белые стены вполне подходящий выбор для комнаты подростка. Или белой может быть одна стена, которая станет полигоном для экспериментов.

Белые шторы позволят интерьеру оставаться легким и воздушным даже при наличии активных аксессуаров и бунтарских плакатов.

Оформление стен

Оформление детской комнаты в белых тонах предполагает, что этот цвет будет доминировать.

Выбрать правильный белый цвет для стен — залог успеха.

Для солнечной комнаты холодный оттенок белого будет уместным — «снег» или «голубой туман». Но все-же этот оттенок не должен слишком «уходить» в голубой, что-бы не сделать помещение слишком холодным.

Комнату, выходящую окнами на север, лучше окрасить белым теплых оттенков или наклеить белые обои, но без глянца.

Подойдет оттенок белого «сливочный» или «слоновая кость».

Выбор аксессуаров и текстиля

Поскольку белый цвет в детской спальне играет роль фона, главным акцентом в оформлении интерьера является текстиль и аксессуары.

Если вы определились с выбором основного акцентного цвета в белой детской спальне, подбирайте шторы, текстиль на кровать, напольное покрытие или ковер в различных оттенках выбранного цвета.

Один или два предмета в декоре могут быть насыщенного тона, а остальные аксессуары — на несколько тонов бледнее.

Например пара ярких декоративных подушек и яркий прикроватный коврик и более спокойные шторы и покрывала.

Разноцветные игрушки непременно добавят цвета в детский интерьер. Так вы сможете избежать раздражающего контраста.

Спокойное гармоничное пространство — главная цель создания интерьера для ребенка.

Мебель в белом цвете

Традиционно мебель в детской комнате для младенцев выбирают белую. Новая жизнь ассоциируется с чистотой и светом.

Это конечно вполне оправдано, так как это делает интерьер легким, не перегруженным.

Белый не раздражает зрительное восприятие маленького ребенка. В сочетании со светло-бежевым и бледно-голубым белый — залог успеха.

Но и для более старших детей мебель белого цвета позволяет создавать беспроигрышные цветовые сочетания и не перегружает интерьер. А яркие предметы декора создадут комфортное пространство для ребенка.

В детской нужна функциональная мебель — кровать, шкаф или комод, рабочее место со столом и стеллажами.

Вполне уместно создать уютное место для отдыха с белыми креслами и светильником, где можно отдохнуть, почитать книгу.

Такое уютное местечко подойдет для комнаты девочки.

Если стены комнаты выполнены в пастельных тонах или в белом цвете — белая мебель не испортит интерьер.

Белый шкаф-купе в детскую — вполне удачный вариант, если его поверхность не будет глянцевой. Большие глянцевые поверхности слишком слепят глаза.

Для организации рабочего места подойдут белые стеллажи и письменный стол, а белая детская кровать с ящиками позволит гармонично объединить предметы мебели в единый ансамбль.

Такая кровать будет очень практична для маленького человека — в ящиках можно хранить постельное белье и игрушки и этим поддерживать порядок в комнате.

На фоне цветных штор и остальных цветных деталей интерьера кресла для отдыха будут манить своим уютом. Они придадут интерьеру утонченность и стиль.

Для мальчиков кресло для отдыха может быть одно и его форма и цвет может быть более брутальным.

Сочетание с другими цветами

Белый цвет в интерьере в большом объеме делает помещение слишком стерильным, неинтересным. Но в сочетании с другими цветами белый будет выглядеть очень гармонично.

Основное преимущество белого цвета- это его универсальность в сочетании с остальными цветами. Сочетать белый можно с любым цветом из палитры. Но для детей эти сочетания все-же должны быть мягкими, пастельными.

Рассмотрим такие сочетания:

Детская бело-голубая — это классическое сочетание белого с голубым, традиционно принятое для комнаты мальчиков. Такой интерьер легкий, свежий, увеличивающий зрительно пространство. Белыми могут быть стены или мебель, или и стены, и мебель. В сочетании с нежно-розовым такой интерьер вполне подойдет и для девочки.

Детская бело-оранжевая — это сочетание внесет в детскую праздник и активную нотку. Такой интерьер поднимает настроение и наполняет комнату солнцем. Сочетание белого с оранжевым подойдет для комнаты, окна которой выходят на север.

Желто-белая детская подойдет и для детей младшего возраста и для подростков. Сочетание желтого с белым наполнит светом комнату, добавит радости и энергии.

Зелено-белая детская создаст атмосферу спокойствия и умиротворения. Такой интерьер подойдет натурам созерцательным и глубоким. Он будет располагать к учебе и совершенству.

Черно-белая детская — вариант для подростка, который конечно-же хочет эпатировать и утверждаться. Классическое сочетание. Активное и побуждающее. Разумная доза черного предаст интерьеру стиль.

Сине-белая детская навевает морскую тематику. Такое сочетание подходит натурам романтическим и активным. Море и путешествия, каравеллы и острова. Для мальчиков — прекрасное сочетание. Глубину синего разбавят яркие оранжевые аксессуары.

Бело-бежевая детская ассоциируется с новой жизнью и чистотой. Наиболее уместна для грудных младенцев. Сочетание чистое и мягкое. Вполне допускает добавление нежно-голубого, светло серого и нежно-желтого.

Бело-розовая детская комната — это классический вариант комнаты для девочки. С добавлением нежно -зеленого или розового разной степени насыщенности.

Бело-серая детская — теплое сочетание, которое подойдет и для маленького ребенка и для подростка. Подросток в нейтральную серую гамму привнесет свои яркие аксессуары и добавит красок. Для маленького ребенка родители добавят игрушки и текстиль в пастельных тонах, что добавит уюта и тепла.

Бело-сиреневая детская — это вариант для любого возраста. Сиреневый цвет создаст атмосферу свежести и простора. Цветочные орнаменты в текстиле и аксессуарах добавят уюта для комнаты девочки, а белая мебель подчеркнет простор для комнаты мальчика.

Бело-фиолетовая детская- вариант быть может «на вырост.» Насыщенный цвет сделает пространство глубоким и уютным. Добавит шик и стиль. Насыщенный цвет утяжеляет пространство, поэтому предпочтительно использовать его дозировано, например оформить фиолетовым одну стену или использовать его только в аксессуарах.

Белый цвет в детской — это универсально средство, на фоне которого применение любого цвета в интерьере фактически позволяет создать беспроигрышный вариант интерьера.

Современные строительные материалы и средства ухода позволяют не опасаться за соблюдение правил гигиены и создавать легкие , светлые пространства для комфортного и радостного проживания наших детей.

Белая комната | Причина рок

  1. Дом
  2. Треков
  3. Белая комната

1968 г.

Записано Cream

Написано Джеком Брюсом и Питом Брауном

Продюсировал Феликс Паппаларди

Эта песня стала огромным хитом для Cream после их альбома Wheels of Fire . Автор текста Пит Браун говорит о треке: «Это было чудо, что он сработал, учитывая, что это я писал монолог о новой квартире». (Sandford 1999) Давайте посмотрим на слова Брауна о своем новом жилье.

В белой комнате, с черными занавесками, возле вокзала,
Страна черных крыш, без золотых тротуаров, усталые скворцы,
Серебряные кони бегали по лунным лучам в твоих темных глазах.
Рассветный свет улыбается тебе, уходя, мое удовлетворение.

Я буду ждать в этом месте, где никогда не светит солнце;
Подождите в этом месте, где тени убегают от самих себя.

Вы сказали, что никакие веревки не защитят вас на станции.
Билет на платформу, беспокойные дизели, прощальные окна.
Я попал в такое печальное время на вокзале.
Когда я вышел, почувствовал, что моя собственная потребность только начинается.

Я буду ждать в очереди, когда вернутся поезда;
Ложись с тобой там, где тени убегают от самих себя.

На вечеринке она была добротой в жесткой толпе.
Утешение для старых уже забытых ран.
Желтые тигры притаились в джунглях в ее темных глазах.
Она просто одевается, прощай окна, усталые скворцы.

Я буду спать здесь с одинокой толпой;
Лежать в темноте, где тени бегут сами от себя.

Вероятно, первое, что стоит сделать, это то, что это довольно серьезный фрагмент современной поэзии, который можно использовать в качестве лирики для рок-песни. Принимая во внимание его необычно неуловимое название, отсутствие рифмы или аллитерации, а также отсутствие легко различимого или вовлекающего предмета, можно даже согласиться с его автором в том, что это чудо, что он вообще сработал.

Следующее, что, возможно, можно заметить, это то, что, несмотря на отсутствие других традиционных поэтических атрибутов, лирика имеет очень структурированный и весьма необычный размер. Стихи состоят из двенадцати слогов в строке, и в основном они имеют тенденцию попадать в три фута в строке, четыре слога на фут, с ударением на третьем слоге каждой ноги. Соответствие этому метру не идеальное, и первые два слога каждой четырехсложной стопы, в частности, имеют тенденцию отличаться от этого образца.Но эффект по-прежнему поразителен, и попытка придерживаться этого шаблона является одним из объяснений частых отклонений от обычных грамматических структур, поскольку было бы трудно совместить и то, и другое.

Учитывая все эти отличия от обычных поп-стандартов, обнадеживает то, что слова объединены в простую структуру куплета и припева. Хотя каждый припев сформулирован по-разному, повторение фразы «где тени бегут от самих себя» в заключение каждого припева дает некую знакомую основу.Припев также дает некоторое облегчение от довольно требовательного размера стихов, предлагая более знакомый ритм для ушей слушателя. Будущее время, постоянно используемое в припевах, также дает некоторый контраст по сравнению с настоящим и прошедшим временами, используемыми в стихах.

Мы также обретаем некоторую уверенность, когда обращаем внимание на смысл стихотворения, видя знакомую тему «мальчик встречает девушку, мальчик теряет девочку». Однако отсутствие плавного повествования несколько сбивает с толку.Поэма написана от первого лица, и то, что мы слышим, представляет собой серию несколько разрозненных наблюдений, сделанных поэтом. Отчасти это стихотворение делает интересным то, что характер наблюдений резко и часто меняется. Если мы возьмем, например, первый стих, мы обнаружим, что первые две строки предлагают буквальные описания почти случайных элементов внешней физической реальности: «В белой комнате, с черными занавесками, возле вокзала: / Страна с черными крышами, без золота. тротуары, уставшие скворцы.Третья строка, однако, превращается в фантастическую метафору: «Серебряные кони бегали по лунным лучам в твоих темных глазах». Четвертая строка снова сдвигается, несколько смешивая первые две формы и добавляя внутреннее наблюдение за чувствами поэта: «Рассветный свет улыбается тебе, уходя, мое удовлетворение».

Однако за несколько беспорядочным повествованием сюжетной линии мальчика и девочки кроется еще один конфликт, который действительно находится в центре стихотворения. Что больше всего поражает в словах, так это полное отсутствие смысла или чувств в поэте, помимо его контакта с девушкой в ​​рассказе.Если мы примем наблюдения поэта как отражение его внутреннего состояния, то изначально мы обнаружим плоское существование. Давайте еще раз посмотрим на первые две строчки: «В белой комнате, с черными занавесками, возле вокзала / Страна черных крыш, без золотых тротуаров, усталые скворцы». Обратите внимание на монохроматичность мира поэта: комната белая, занавески и крыши черные, тротуары - , а не золота. Даже птицы устали.

Теперь сравните этот плоский, бесцветный язык с языком следующей строки: «Серебряные кони бегали по лунным лучам в твоих темных глазах.«Теперь у нас есть волнение, движение, цвет, красота, энергия.

Такой же контраст продолжается в остальных стихах. Например, начиная с третьего стиха мы обнаруживаем, что даже на вечеринке толпа «жесткая», а женщина предлагает единственную «доброту». И снова у нас есть цвет и жизнь, связанные с женщиной, и только с женщиной: «Желтые тигры прятались в джунглях в ее темных глазах».

Хоры делают положение поэта более острым, называя его комнату местом, где «никогда не светит солнце» и «где тени бегут от самих себя.”

Здесь трудно не отождествить комнату поэта с его собственным внутренним сознанием. Конечно, трудно представить себе объективный физический смысл изображения теней, бегущих от самих себя. Но если мы примем это как внутренний символ, тогда это имеет смысл: учитывая то, что мы узнали из стихов, легко увидеть самого поэта как одну из теней, бегущую от себя, чтобы избежать его бесцветного взгляда на мир и его собственная изоляция.

Я потратил много времени, сосредотачиваясь исключительно на словах, но, когда мы обратимся к записи, мы обнаружим, что музыка прекрасно усиливает и расширяет возможности тех устройств, которые мы обнаружили в текстах.Начнем с того, что трек открывается блестящим зловещим звуком, частично составленным из маловероятных рок-инструментов альта и тимпани. ( Аудиоклип - 88K. )

Бейкер обеспечивает переход к первому куплету, ударяя по ловушке, и затем мы выходим. Мелодия и аккорды, предоставленные Брюсом, идеально дополняют тексты, предоставленные Брауном, при этом темп мелодии для куплета подчеркивает необычный размер с паузой после каждых четырех слогов, аккуратно разбивая каждую строку на три фута. Нисходящая мелодическая линия намекает на настроение и серьезность произведения. Брюс читает тексты относительно спокойно и бесстрастно, что снова усиливает лирический замысел. Бас Брюса и барабаны Бейкера движущиеся, но медленные и упорядоченные, что снова указывает на внутреннее состояние певца. В этот момент гитара Клэптона скрывается на заднем плане, тихо играет аккорды, оставаясь почти незамеченной. ( Аудиоклип - 68K. )

Брюс поет припев сладким фальцетом, подчеркивая остроту текста.

Однако, когда мы заканчиваем припев и начинаем второй куплет, появляется новый элемент в виде соло-гитары Клэптона. Контраст между строками Клэптона и остальной частью песни резкий. На жалящей гитаре играют тяжелой педалью вау-вау, с более высоким тоном, чем у вокала и других инструментов, и с мелодичными линиями, которые, кажется, борются с медленно спускающимися линиями остальной части трека.

После второго куплета и припева зловещий звук открытия повторяется, заменяя бридж или соло, что отвлекает.

Гитара Клэптона возвращается с удвоенной силой в третьем куплете, теперь открыто играя на вершине певца и других музыкантов. Клэптон здесь просто великолепен. Он безжалостно импровизирует на гитаре, противопоставляя мелодии и ритмы остальных исполнителей. Его игра безудержна, кажется невыносимой, поскольку она цепляется и пинает нависшую над остальной частью песни гибель. ( Аудиоклип - 280K. )

В контексте слов и музыки гитара Клэптона, кажется, олицетворяет некую анархическую, основополагающую жизненную силу, борющуюся с бесцветной, упорядоченной, аккуратно сдерживаемой эмоциональной жизнью певца.

После третьего и последнего куплета и припева зловещий звук повторяется, затем слегка расширяется, как если бы песня заканчивалась. Но затем музыка снова начинается с грохота барабанов Бейкера, и гитара Клэптона возвращается к своей героической борьбе с силами тьмы и безжизненности. Музыка медленно затихает, конфликт не разрешается, напряжение все еще сохраняется.

Эта запись - просто блестящий пример лучшего, что может предложить рок. Тексты, вокал, музыка и инструментальные партии - все вместе создают сложный, унифицированный и уникальный эффект.

Далее: Rolling Stones

Белая комната | Приемные

С чего начать о Белой комнате? Я видела много мест в качестве гостя и подружки невесты и знала, что это то, что я хотела увидеть. Сначала я думал, что хочу провести свадьбу в бальном зале, но в итоге использовал виллу Бланка для своей церемонии и ...

чердак и крышу для приема. Во-первых, Вилла Бланка просто великолепна для церемонии. Во-вторых, Лофт такой красивый, исторический и имел именно тот вид, который я хотел (я хотел очень романтическую свадьбу с цветами и элементами деревенского стиля).Очевидно, что крыша тоже великолепна, супер крута и уникальна. У меня были друзья, которые побывали на более чем 20 свадьбах, и сказали, что никогда не были на свадьбе на крыше, и как это было здорово. Поверьте, внешний вид всей площадки не разочаровывает. Кроме того, я женился во время Ночи огней, так что крыша просто обязательна! Затем есть еда, бар и обслуживание. Еда была восхитительной на нашей дегустации в день. У нас был открытый бар и фирменные напитки, которые были идеальными и стильными.Персонал был просто потрясающим и всегда следил за тем, чтобы мы с мужем были первыми. У нас были напитки и поднос с закусками, пока мое платье было в суматохе, пока мы ждали представления и нашего первого танца. Они всегда следили за тем, чтобы мы попробовали еду и держали в руках напитки. Они также дали нам двухразовое питание и часть нашего свадебного торта (что я очень ценю, потому что, к сожалению, я никогда не хотел есть меньше, чем в день свадьбы!) Тогда есть координация. Я забронировал номер в White Room в сентябре 2019 года, а моя свадьба была в декабре 2020 года.Полгода в COVID случилось. Как может засвидетельствовать любая невеста, это, возможно, была самая напряженная и неуверенная вещь, которая произошла со мной за довольно долгое время. Я довольно регулярно разговаривал со своим координатором, который, вполне возможно, спас мое психическое здоровье! Они держали меня в курсе своих возможностей и процедур COVID и постоянно уверяли меня, что все будет в порядке (и что я не сумасшедший!). Ребекка была так добра каждый раз, когда я разговаривал с ней или задавал вопросы. У меня тоже был день, проведенный в White Room, и я не жалею об этом.Они все устроили красиво, и мой график был именно тем, что я хотел. Подводя итог, я не мог представить себе лучшего места. Если вы смотрите на The White Room, бронируйте их! Я побывала на стольких удивительных свадьбах и так долго мечтала о своей свадьбе, и до сих пор чувствую, что у меня был самый лучший, самый особенный день в жизни. Даже во время COVID они держали все в порядке, и в течение одной ночи я не чувствовал, что все было по-другому. Я очень впечатлен качеством их заведения, их персоналом, едой, баром и обслуживанием.Мне бесконечно повезло и я благодарен за то, что выбрал их для своей свадьбы!

Белая комната - Растворы для компаундирования

Белая комната

Чистые помещения на рынке медицинского оборудования необходимы для сборки устройства. Окружающая среда обеспечивает контроль качества, необходимый для обеспечения безопасного и чистого процесса сборки всех материалов. Или нет? Что делать, если основные строительные блоки вашего устройства загрязнены, а вы даже не подозреваете об этом? Как выглядит производственная зона, в которой создается самая важная основа вашего устройства? Если вы не знаете наверняка, значит, вы подвергаетесь значительному риску.

Простое внесение какого-либо материала или предмета в чистую комнату не придает им чистоты. Предметы часто протирают, ополаскивают, сдувают или моют, тем самым физически очищая их различными способами. Среда, в которой производится любой материал до того, как он попадает в чистую комнату, - тема, которая редко обсуждается. Небольшие воздушные шлюзы позволяют перемещать детали в чистую комнату и из нее, но чистое состояние материала до попадания в воздушный шлюз остается под вопросом.Простая двойная сумка не означает, что она чистая.

Устройства для интервенционных вмешательств и связанные с ними детали проходят строгий контроль FDA. Базовые материалы, красители, добавки, второстепенные операции по нанесению таких вещей, как чернила или маркерные ленты, оплетка / катушка проволоки на поверхность и на внутренние стенки или внутренние стены, - все это подвергается тщательной проверке при рассмотрении документов. Во многих случаях эти предметы просто принимаются, вставляются в устройство и начинается тестирование, но было ли оно чистым на момент доставки? Следует ли вам более или менее тестировать или очищать какой-либо конкретный компонент? Решение за вами, но начать с чистого листа означает, что вы закончите с чистого листа.

В 2012 году компания

Compounding Solutions реализовала использование нашей Белой комнаты для всех медицинских НИОКР и производственных материалов. Наша философия заключалась в том, что, начиная с чистого продукта, мы гарантируем чистый конечный продукт. Исследования пирогенов и эндотоксинов на внутренней или внешней поверхности детали представляют собой серьезную медицинскую проблему. Несмотря на то, что обращение с готовой продукцией в перчатках является важным элементом вашей сборки, помогающим предотвратить чрезмерное количество работ, многие проблемы возникают еще до того, как вы даже получили продукт для сборки.

В зависимости от того, как ваш поставщик построил и эксплуатирует свое предприятие, это может повысить риск для вашего сырья. Падения с потолка для воздуха, электрических проводов или питающих трубок могут собирать пыль и другие загрязнения, которые могут легко попасть в открытые бункеры. Резервуары с открытой водой улавливают те же опасности для окружающей среды, что и водяные бани. Позаботьтесь о том, чтобы все было как можно более чистым, - это хороший первый шаг.

Некоторая история была охвачена тестированием пирогенов под руководством FDA, и в будущем она может измениться снова, однако акцент на том, что можно сделать сейчас, начинается с выбора поставщика.Компании либо могут помочь с вопросами чистоты, либо нет. Большинство производителей смесей не запускают продукты в условиях, близких к условиям белой комнаты.

Наша белая комната работает в условиях, аналогичных чистой комнате за счет ламинарного потока воздуха, чтобы гарантировать, что никакие загрязнения не попадут в питатели линии компаундирования. Стены и полы герметичны, поэтому в случае загрязнения мы можем мыть от потолка до пола. Мы также приняли дополнительные меры предосторожности во время строительства, чтобы подвести все наши электрические и водопроводные линии с нуля, а не использовать ниспадающие конструкции, которые могут собирать пыль и другие загрязнения.

Наши дозаторы для таких предметов, как радиоактивные пустышки, красители или добавки, все покрыты и герметизированы под азотом, чтобы гарантировать, что в состав ничего не попадет, кроме указанного вами. Водяные бани могут быть областями, в которых легко накапливаются пирогены, поэтому наши процессы требуют очистки после каждого запуска. При нашей обработке струны расплавленного полимера попадают в водяную баню для охлаждения, а затем резки. Замена воды и очистка резервуаров являются стандартной практикой, чтобы гарантировать, что минимальное количество пирогенов может контактировать с постэкструзией полимерной нити перед резкой и упаковкой в ​​мешки.

Единственная реальная разница между нашей Белой комнатой и чистой комнатой - это сертификаты, связанные с этикеткой. Из-за чрезвычайно мелкого размера частиц большинства красителей и даже некоторых радиоактивных пустышек получение, а затем поддержание сертификата является чрезвычайно сложной задачей. Мы проводили и проводим собственные обзоры качества воздуха и обнаружили, что мы соответствуем стандартам класса 100 000. Из-за затрат, связанных с поддержанием этого уровня, мы решили не проходить сертификацию, и наши клиенты ценят экономию, которую она дает, а также чистоту своей продукции без чрезмерных дополнительных затрат.

Основные цели Белой комнаты - обеспечить контролируемую среду. Контроль температуры и влажности дает существенные преимущества для условий обработки в зависимости от времени года. Уретановые материалы всегда ценят место проведения мероприятия из-за низкого содержания водяного пара. Подобные гигроскопичные материалы всегда сложно обрабатывать в условиях высокой влажности. Белая комната представляет собой шаг, намного превосходящий обычные условия окружающей среды, что еще больше способствует эффективной обработке.

Дальнейшая помощь нашей команды доступна, если какие-либо клиенты когда-либо потребуют от нас эффективной сушки и упаковки материалов с азотной подушкой, чтобы их можно было использовать непосредственно с нашего завода на вашей формовочной или экструзионной линии. Какую бы технологию сушки вы ни выбрали, она также является важным элементом обработки наших материалов после их доставки, если они отправляются с использованием наших стандартных методов упаковки.

Недавно мы модернизировали все наши транспортные контейнеры с ДВП (картона) до пластиковых ведер с запечатанными крышками, чтобы обеспечить чистоту и отсутствие твердых частиц на наших территориях.Это важное преимущество передается вам напрямую, позволяя немедленно ввести его в среду вашей чистой или белой комнаты, не беспокоясь о дополнительном загрязнении твердыми частицами.

Компаундирование

White Room ни в коем случае не является отраслевым стандартом. В отличие от других компаний по производству смесей, мы создавали нашу компанию с нуля как поставщика медицинских товаров, а не выходили на рынок как побочная мысль. Зачем работать с промышленной компанией, которая производит медицинские материалы в качестве побочного проекта? Работайте с Compounding Solutions сегодня и убедитесь, что вы используете чистые материалы в своей чистой комнате!

Белая бумага Брошюра…

Сушильный аппарат | Соединенные Штаты | Салон White Room

История бренда

Oribe Hair Care была основана известным редактором и знаменитым стилистом Орибэ и ветеранами индустрии красоты Дэниелом Канером и Тэвом Фингером с целью создания новой компании по уходу за волосами, созданной с участием самых талантливых профессионалов салонов и самых требовательных клиентов. разум.При разработке линии мы не хотели идти на компромисс ни в каких деталях. Мы использовали технологии ухода за кожей и натуральные активные вещества для создания высокоэффективных лечебных продуктов, не забывая при этом, что здоровые волосы - это основа для сексуальной гламурной укладки. Каждый продукт был тщательно протестирован на съемочной площадке, за кулисами и в салоне, чтобы убедиться, что он дает результаты, оставив нам лучшую в своем классе коллекцию, которая действительно отвечает потребностям тех, кто помешан на прическе.

Аромат

Фирменный аромат

Oribe, Cote d’Azur, проходит через всю линейку на самых легких уровнях, он разработан таким образом, чтобы продукты в ритуале для волос каждого индивидуума работали вместе ... и дополняли друг друга.Лазурный берег, созданный в сотрудничестве с одним из старейших французских домов парфюмерии и уходящий корнями в 1800-е годы, был задуман как красивый и яркий, но успокаивающий и сдержанный - идеальный звонок для утреннего пробуждения и послеобеденное времяпрепровождение. и вечернее настроение. Фирменный аромат пробуждается нотками пропитанного цитрусовыми итальянского бергамота, розовых лимонов, белого персика, черной смородины и мугета, сбалансированных с яблоками Аомори и листовой зеленью. Кедр, белая амбра и мускус придают мягкие древесные ноты, а национальный цветок Кубы, ла марипоса бланка, создает чувственные и бодрящие ощущения в течение всего дня.

Упаковка

Говорят, не стоит судить о книге по обложке… в нашем случае смело. Для нас упаковка - это непосредственный признак того, что потребитель может ожидать от нашего бренда: чего-то изысканного, изысканного и забавного. Отмеченная наградами упаковка Oribe Hair Care была разработана таким образом, чтобы впечатления от использования продуктов были такими же красивыми, как и сами формулы. Каждая деталь была тщательно продумана и проработана до мелочей, от формы каждой бутылки до экологически чистых коробок, привезенных из ухоженных лесов и напечатанных растительными чернилами.Архитектурные грани и яркие тона драгоценных камней идеально сочетают старинное наследие с современной элегантностью.

Амблин Лэндс Брайс Макгуайр сценарий «Белая комната»; Род Блэкхерст: Директ - Срок

EXCLUSIVE : Компания Amblin Partners предварительно приобрела и ввела в эксплуатацию в ускоренном режиме The White Room. Сценарий для этой картины написал писец Брайс МакГуайр, режиссером которого будет Род Блэкхерст. Он был разработан The Picture Company и ACE Content и будет совместным продуктом этих компаний.

Эван Хейс будет продюсировать фильм вместе с партнерами The Picture Co. Алексом Хейнеманом и Эндрю Роной. Ноа Лэнг также будет продюсером. Партнер-основатель ACE Джастин Барокас также будет исполнительным продюсером.

Белая комната - это женский триллер, действие которого происходит в течение одной ночи в межсезонье в отдаленных горах Адирондак. История разворачивается, когда таинственная молодая женщина пропадает, и закаленная местная вдова должна выяснить правду об исчезновении, которое могло быть вызвано чем-то бесчеловечным.Стремление - Don’t Breathe встречает Наследственный , с сильной ролью для зрелой актрисы. Сценарий был отмечен в BloodList 2018, в котором отслеживаются самые сильные жанровые сценарии.

Связанная история

«Расомон» Акиры Куросавы в работе над сериалом из фильма «Амблин

»

Blackhurst скоро начнет кастинг. Он снял главный приз кинофестиваля Tribeca 2016 года Here Alone вместе с документальным фильмом Netflix Аманда Нокс, и получил номинацию «Эмми» в категории режиссера для последнего.Скрайб Макгуайр - создатель фильма Night Swim от Atomic Monster / New Line, а также пишет адаптацию короткометражного фильма Whisper для Amblin и The Picture Company.

Холли Барио и Эндрю Калоф будут курировать фильм для Амблина.

Хейс совсем недавно выпустил отмеченный наградами документ Free Solo и недавно стал партнером ACE Content, получившей премию "Эмми". Это первая студийная сделка ACE. Выскочка разрабатывает и производит оригинальный контент премиум-класса для студий, дистрибьюторов, медиа-сетей и брендов, включая сериалы, художественные фильмы, печать и публикации, цифровые и социальные сети, а также экспериментальные / живые мероприятия.

The Picture Company размещает пост на Ларри для Амблина и этой весной начинает производство порохового молочного коктейля «Пороховой коктейль » Студиоканала, который только что привел Карен Гиллан в главную роль. Рона и Хейнеман также недавно продали The French Quarter Will Not Beared компании Lionsgate, которую они производят вместе с Kenya Barris.

Blackhurst представляет Джастин Литтман в Gotham Group; Макгуайра представляет Герш.

Эпоха программ и преимущественно белая комната

1.Американская поэзия 2010–2015, Краткая анекдотическая история

На конференции «ПЕРЕСМОТРЕТЬ ПОЭТИКУ» в июне 2010 года мы слышали, как литературный критик Марджори Перлофф обсуждает «Заявление Ванессы Плейс о фактах ». Она сказала, что книга действительно перевернула страницу и показала, что жертвы изнасилования так же плохи или даже хуже, чем насильники. Мы не можем вспомнить гендерный состав зала, но публика в тот день была в основном белая. Многие заметили, что в данный момент никто ничего не сказал.Когда один из нас написал об этих замечаниях после конференции, Перлофф отругала нас за упрощение своей позиции, что она квалифицировала, сославшись на «явные доказательства полицейских отчетов и судебных документов», представленные в книге Плейса. Такие документы, писал Перлофф, доказывают, что «культура изнасилования в значительной степени является социально-экономической проблемой»: в Лос-Анджелесе это происходит «в основном среди латиноамериканцев… в« семьях », которые живут в ужасно стесненных условиях». (Пугающие цитаты принадлежат Перлоффу.)

На конференции Ассоциации писателей и писательских программ (AWP) в 2011 году Клаудия Рэнкин выступила с докладом о стихотворении Тони Хогланда «Перемена.Рассказчик в стихотворении Хогланда наблюдает за теннисом и «хочет, чтобы белая девушка вышла на первое место, потому что она была из моего вида, моего племени». В нем Серену Уильямс описывается как «такая большая и такая черная» с «каким-то возмутительным именем, как Вонделла Афродита». Выступление Рэнкина в AWP было щедрым. Она обсудила свой собственный сложный ответ на стихотворение Хогланда и множество возможных способов его прочтения. Она спросила, что означает то, что Хоугланд сказал, что его стихотворение предназначено «для белых людей». Выступление Рэнкина заканчивается так: «Моя бдительность, моя открытость, мое желание увлечься стихотворением моего коллеги, словами моего коллеги на самом деле требуют моего присутствия, моего взгляда на него.Итак, я оглядываюсь назад, говорю в ответ и, как бы безумно это ни звучало, говорю, пожалуйста ». В ответ Хоугланд написал письмо, в котором утверждал, что «Перемена» является «расово сложной», а не расистской, и что извинения белых либералов «не просто скучны, но и бесполезны». Этому нужно испачкаться, если кто-то собирается говорить о расе. Он пишет: «Я не верю в объяснение своих стихов другим поэтам; они - часть моего племени, и я ожидаю, что они будут стойкими читателями ». Использование Хогландом термина «мое племя», которое расистский рассказчик «Перемены» использовал для описания белых людей, для описания своих собратьев-поэтов, вероятно, пришло в голову многим из этих читателей.

26 января 2014 года Ансельм Берриган, Дана Уорд и Лорен Шуфран читали серию книг «Копула». Общеизвестно, что когда существовала Copula, это были в основном белые и в основном мужские серии для чтения. Позже Симона Уайт написала об этом чтении, о том, что она «необъяснимо пьяна и расстроена невероятной белизной комнаты, в которой я оказалась».

Во время выездного чтения AWP в феврале 2014 года Кристал Лангелл посетила чтение, на котором поэт-мужчина прочитал цикл сонетов по крайней мере в два раза дольше, чем другие читатели.В своем отчете с поля, опубликованном на сайте VIDA, Лангелл описала, как «воздух в галерее был наполнен« отцовским членом »» и как «Поэт провозгласил:« Я отсосал ее коричневую киску »« после трех Молли ». а за этим последовало то, что можно описать иначе, как грозу образов спермой ". Нас там не было, поэтому я не знаю, как выглядела комната.

Весной 2015 года Плейс, которая в течение многих лет писала в Твиттере отрывки из Унесенные ветром (намереваясь, как она утверждала, спровоцировать поместье Маргарет Митчелл подать в суд, чтобы защитить расистский язык Митчелла), подверглась критике за нее. презентация этого проекта.Петиция об исключении ее из комитета Ассоциации писателей и писательских программ собрала 2 200 подписей; AWP удалил ее. Плейс ответила, что ей «извините за причинение вреда цветным людям», но «она не сожалеет о том, что заставила белых воспроизводить мягкий комфорт индивидуального осуждения». Она закончила свое заявление заявлением, что «это необходимая жестокость, и я верю в необходимые жестокости». Она говорила то, что предполагает преимущественно белую аудиторию, «племя» «стойких читателей», очень похожих на аудиторию Хогланда.

В апреле 2014 года Жуно Диас опубликовал статью «MFA vs. POC», в которой он рассказал о своем опыте участия в программе MFA в Корнелле в 1990-х годах. Среди своих в основном белых сверстников и наставников Диас отмечал: «Раса была несчастным состоянием небелых людей, которые не имели ничего общего с белыми людьми и как таковые не были естественной частью Универсального Литературы, и любого, кто пытался внедрить расовое сознание. к Великому (Белому) Универсалу литературы можно было бы рассматривать как политизацию Чистого Искусства и предательство (Белого) Универсального (безрасового) идеала Истинной литературы.

В апреле 2014 года был проведен Бруклинский Саммит Поэзии по образцу Саммита Поэзии Ист-Бэй с чтениями в Wendy’s Subway, BookThugNation, The Old American Can Factory, Unnameable Books и Molass Books. Опять же, преимущественно белая комната, преимущественно мужская. Джуда Рубин после мероприятия:

За последнюю неделю (после Бруклинского саммита поэзии) было много разговоров о расе / гендерном балансе (или полном дисбалансе) этого события. Как один из сокураторов этого мероприятия, я хотел бы извиниться за ограничения, которые были продемонстрированы с точки зрения кураторского дизайна.В то время как некоторые из этих ограничений были связаны с отменой, недостатком технических возможностей, денег, сроков и т. Д., Большая часть этого была связана с неспособностью со стороны кураторов отменить привилегию в пользу обеспечения того, чтобы « шоу продолжалось ».


В конце октября Зои Рана Мунгин, студентка МИД Университета Массачусетса в Амхерсте, опубликовала открытое письмо о том, что она одна из двух чернокожих студентов в ее программе. Она описала семинар, на котором, несмотря на попытки учителя начать разговор о расовых микроагрессиях в кампусе, ее одноклассники по-прежнему кричали и плакали, когда Мунгин обсуждала расовые предубеждения, которые она испытала при обсуждении своей собственной работы.Как она говорит: «Но давайте будем честными: это не первая расистская вещь, которая произошла со мной в этом классе или в этой программе. Кто-то сказал мне, что они не хотят участвовать в семинаре со мной, потому что, хотя я хороший писатель, я пишу о чернокожих ».

В январе 2015 года группа, называющая себя «Коалиция монгрелов против Гринпо», начала выступать с серией заявлений о расе и современной литературе. Большая часть их критики была сосредоточена на концептуальной поэзии. 16 марта 2015 года Кеннет Голдсмит ответил на критику Mongrel Coalition, прочитав один из отчетов о медицинском вскрытии Майкла Брауна как искусство, как концептуальное письмо на конференции Interrupt3 в Университете Брауна.Он отредактировал статью так, чтобы она закончилась словами о непримечательности пениса Брауна. Голдсмит назвал это «массирование» «сухим текстом». Неоднократно отмечалось, что комната в основном белая. Рин Джонсон: «Когда мой гнев нарастает, я начинаю считать, сколько цветных людей находится в комнате: 3, 4, 5, 7, 8, может быть». Аарон Аппс: «Сколько цветных людей было приглашено выступить с основными докладами на этой« экспериментальной »конференции? Сколько цветных людей учится на факультете литературных искусств? Сколько цветных людей в комнате? 2? 3? 4? 5? Сколько по-настоящему, экономически ненадежных тел? 0? 0? 0? » Даже Джон Кейли, один из организаторов конференции, отметил это и заявил о «огромных усилиях по диверсификации программы», но также заявил, что «неспособность организаторов сделать это отражает проблемы разнообразия в искусстве».(Можно перефразировать: неспособность организатора отражает неспособность организатора.)

Даже в последние несколько недель, когда мы готовили эту статью к публикации, появился еще один анекдот: белый поэт по имени Майкл Деррик Хадсон опубликовал стихотворение под названием «Йи -Fen Chou »в Prairie Schooner. Это осталось незамеченным до тех пор, пока Шерман Алекси не включил стихотворение в список Best American Poetry , и Хадсон признал в своей биографической заметке, что взял это имя, потому что он думал, что это упростит публикацию.Он утверждал, что его стихотворение было отвергнуто сорок раз под его собственным именем и только девять раз под именем И-Фэнь Чжоу. Трудно понять, что делать с рассуждениями Хадсона о том, что азиатское имя облегчает публикацию стихотворения, утверждение, которое потребует гораздо более подробного учета, чем история отклонений отдельного стихотворения. На данный момент достаточно сказать, что существует гораздо больше свидетельств (включая собственный довольно обширный список публикаций Хадсона в авторитетных поэтических журналах), что для азиатского поэта, ищущего публикации, было бы больше смысла взять на себя имя белого человека, а не наоборот.

Это лишь отобранный список моментов, когда что-то о расе или поле кипело в литературном сообществе за последние несколько лет. За период времени, который охватывает этот список, мы, вероятно, посетили более 100 чтений между нами двумя. Может быть, 200. В основном чтения стихов, но не все. Чтения, которые мы посетили, проводились в самых разных местах: кампусы колледжей и университетов, гостиные и задние дворы, музеи, находящиеся под угрозой коллективные пространства искусств, основанные 30 лет назад, новые общественные центры, связанные с бесплатными школами, и независимые книжные магазины.Они были организованы и спонсированы кафедрами английского языка, студенческими группами, отдельными лицами и коллективами, кураторами, некоммерческими художественными организациями, книготорговцами. Нашими друзьями и друзьями друзей. Бывшие студенты. Некоторые из них имели институциональное финансирование и платили читателям гонорары. Некоторые этого не сделали. Некоторые прошли мимо шляпы или провели кампанию на Kickstarter, чтобы покрыть путевые расходы читателей. Некоторым организаторам была выплачена компенсация за свой труд, а некоторым - бесплатно. Некоторые из организаторов идентифицированы как белые.Некоторые этого не сделали. То есть чтения, которые мы посетили, не имели общего отношения к институциональности, финансированию, общественному пространству или даже социальности. Хотя мы часто видели друзей, коллег и знакомых на чтениях, которые мы посещали, мы никогда не видели одних и тех же людей или групп людей на каждом чтении. Они накладывались друг на друга и расходились.

Но почти в каждом случае чтения, которые мы посетили, проходили в основном в белой комнате. Когда мы говорим в основном белая комната, мы не имеем в виду игнорировать людей, которые не идентифицируют себя как белые, которые находились в комнате.Мы сомневаемся, что комната когда-либо была полностью белой. Но это никоим образом не отражало разнообразия американской культуры, зафиксированного в переписи населения США, и уж тем более не отражало разнообразия в городской местности - Окленде, - где мы чаще всего посещаем чтения. (Просто для контекста, в переписи 2013 года 37 процентов населения США идентифицируют себя как не белых. В Окленде 65 процентов населения идентифицируют себя как не белых.) Среди чтений, которые мы посещаем, есть несколько исключений, которые мы Можно вспомнить: те, которые проводятся в колледже, где мы работаем (мы поговорим об этом подробнее позже), и те, которые организованы во имя определенной расовой или этнической принадлежности.

Таким образом, мы настаиваем на чем-то структурном: на большинстве чтений, которые мы посещаем, комната в основном белая. Это верно даже тогда, когда читатели не идентифицируют себя как белые. Это верно даже тогда, когда показания происходят в городских районах с не белым большинством. Мы также вполне уверены, что в основном белая комната определяет большинство чтений, которые не посещал, определяет любое количество различных «школ» письма, от всего, что может называть себя экспериментальным, до всего, что может называть себя лирический.От Ванессы Плейс до Тони Хоугланда, преимущественно белой комнаты. От Университета Брауна до Университета Айовы и Университета Святых Имен, в основном это белая комната. От 92-й улицы Y до Поэтического проекта Святого Марка и Omni Commons, в основном белая комната. Причины этого - то, что эта статья пытается понять.

Когда мы говорим «в основном белая комната», мы не хотим игнорировать возможные исключения из этой в основном белой комнаты. Когда мы поделились более ранними черновиками этой статьи с друзьями и представили это как выступление, кто-то неизбежно скажет: «Но существует процветающая сцена литературного чтения, в которой многие, в основном, не белые комнаты.Когда мы спрашивали, какие серии чтения они имели в виду, они упоминали несколько, а затем добавляли: «Но я никогда не пойду». Мы старательно просматривали расписание этих чтений только для того, чтобы обнаружить, что их больше не существует или почти не существует. Или мы часами просматривали их фотографии в социальных сетях и обнаруживали, что смотрим в основном на белые комнаты. Дело не в том, что мы не думаем, что есть другие комнаты, кроме преимущественно белого цвета. Мы знаем некоторых. На улице, где мы живем, в магазине подержанных книг, Lyric and Dirges встречается каждую третью среду.У него небольшая аудитория, но комната в основном не белая. Время от времени в сериале под названием «Культурный трах» - «феминистском, антирасистском перформансе для радикальных изгоев, страстных гомосексуалистов, сторонников гендерного освобождения, интеллектуальных нонконформистов и всех остальных, кто любит нарушать правила и ниспровергать общественные приличия» - содержится прочтение. где-то в Восточном заливе. У этих чтений также нет преимущественно белой комнаты. Но нам пришлось активно искать эти исключения, и после многих разговоров и часов исследований мы не думаем, что упускаем из виду процветающую в расовом отношении разнообразную литературную среду.Мы также не думаем, что наличие этих исключений опровергает более крупный структурный аргумент, который мы приводим. Тот факт, что многие (если не все) из этих исключений, как мы уже отметили, организованы во имя определенной расовой или этнической принадлежности, похоже, вместо этого указывает на проблему преимущественно белой комнаты как структурную данность. (Тем не менее, мы не чувствуем уверенности, включая в эти наблюдения другое исключение, обычно представляемое нам ранними читателями этой статьи: комнаты хлопка или устного слова.Мы не уверены, что эти комнаты в нынешней конфигурации представляют собой существенное структурное исключение по сравнению с в основном белой комнатой, хотя это произошло совсем недавно, в 1990-х годах. И хотя сцены хлопков и произнесения слов так же встроены в некоммерческие и образовательные учреждения, они функционируют совершенно иначе, чем их отношение к высшему образованию, которое пытается понять эта статья.)

За некоторыми исключениями, комната для этих чтений мы присутствовали, не было заметно мужского пола, так же как и комната была заметно белой.Есть шанс, что это характерно для района залива, который имеет долгую историю квир-феминистских сцен и прессов, хотя мы также несколько не решаемся утверждать это без дополнительных размышлений, без некоторой количественной оценки. Но мы также заметили много моментов, когда что-то о гендере также вскипало в прошлом году. Например, 26 марта 2014 года на чтении, организованном Copula в Wendy’s Subway (на этот раз, две женщины и двое мужчин), по крайней мере, трем женщинам дали напитки, наполненные, вероятно, экстази.В августе 2014 года небольшая группа людей в районе залива опубликовала анонимное онлайн-заявление о «текущих проблемах женоненавистничества и гендерного / сексуального насилия в наших общинах». К осени четверо мужчин, связанных с Alt-Lit, были названы насильниками оставшимися в живых лицами разной гендерной идентичности. Александра Нотон и Дайанна Драгонетти опубликовали на своем недолговечном сайте Tumblr Empath, черный список писателей и редакторов, включая тех четверых, которых они определили как хищников. В октябре Линда Кляйнбуб написала в Observer о том, что ее накрыли на приеме МИД Новой школы.В том же месяце журнал The Hairpin опубликовал статью Эммы Хили об отношениях, которые у нее были с поэтом-профессором, когда ей было 19 лет. Она называет эти отношения оскорбительными. Она пишет о том, как рассказывала свою историю в писательской резиденции с другими женщинами и слышала их истории о «мужчинах по всей стране в одной и той же разрозненной сети - писателях, редакторах, учителях». Она продолжает: «Я слышала об изнасилованиях и нападениях. Я слышал о нарушениях доверия и случаях газлайтинга. Я слышал о мужчинах, которые угрожали женщинам судебным иском, чтобы они не говорили о том, что между ними произошло.В апреле 2015 года журнал Quaint Magazine опубликовал статью Киа Грумс, в которой она рассказывала о том, как на конференции AWP нашла на полу ванной комнаты фотокопию коммюнике, написанную «Невидимками», в которой семь писателей-мужчин назывались преследователями женщин. К лету один из этих мужчин попросил адвоката разослать письма с угрозами судебного преследования всем, кто упомянул его имя в связи с обвинениями.

Кроме того, поскольку мы некоторое время пытались количественно оценить гендерное представительство в литературной культуре, мы знали некоторые вещи о гендере, которые формировали комнату во время этих чтений, даже если эти вещи не всегда были видны.Мы знали, что большая комната литературной культуры довольно мужская. В 2007 году мы подсчитали количество мужчин и женщин, а также тех, кто отказался от этой бинарности в «экспериментальных» литературных антологиях, и мы заметили, что с 1960 по 1999 год женщины составляли в среднем 22 процента писателей. (Ни одна из этих антологий не включала никого, кто отказался бы от гендерной бинарности.) Несколько лет спустя, в 2010 году, организация VIDA начала «подсчет», ежегодный проект, в рамках которого проводится подсчет гендерной идентификации в 39 журналах, которые они субъективно сочли важными. .Если сложить «общее» количество 39 журналов, подсчитанных в 2014 г., то получится около 4 000 женщин, 8 000 мужчин и один трансгендер. Недавно мы работали над определением количества литературных премий, подсчитывая победителей, объявленных в конкурсе Poets & Writers . За два года 2010–2011 гг. Больше женщин, чем мужчин, получили призы: от более 900 женщин до более 700 мужчин (один победитель был определен как трансгендер, и было три человека, гендерная идентификация которых мы не смогли определить). Но более 900 женщин разделили между собой 10 миллионов долларов, а те, кто более 700 мужчин, разделили 16 долларов.5 миллионов. Женщины, как правило, получают приз в среднем около 10 000 долларов, а мужчины - в среднем около 22 000 долларов. Другими словами: женщины получают больше призов начального уровня (возможно, они даже могут подаваться в большем количестве!), Но меньше призов в дальнейшей карьере, присуждаемых на основе репутации. С момента своего основания в 1981 году Фонд Макартура выделил литературные стипендии на сумму 500 000 долларов 59 мужчинам и 38 женщинам. Фонд «Поэзия» вручил премию Рут Лилли в размере 100 000 долларов 19 мужчинам и 10 женщинам.Фонд Ланнана вручил литературную премию Ланнана в размере 150 000 долларов 23 мужчинам и семи женщинам. Академия американских поэтов вручила свою премию Уоллеса Стивенса в размере 100 000 долларов 17 мужчинам и четырем женщинам.

Очевидно, что эти две идентификационные категории - раса и пол - пересекаются. Все время. И они тоже действуют независимо. Все время. Когда мы говорим «в основном белая комната», мы также пытаемся понять ее отношение к гендерному представительству. Мы пытаемся понять то, что мы теперь можем назвать своего рода коррумпированной социальностью.Почему социальность современного литературного производства США настолько белая и такая мужская?

Эти наблюдения - начало. Хотя мы заметили, что почти невозможно говорить об одном, не говоря о другом, мы хотим подчеркнуть, что они никоим образом не параллельны. Иногда мы думали, что они вращаются вокруг литературных произведений США, но беспорядочно вращаются по двум совершенно разным орбитам. Иногда эти две категории сталкиваются друг с другом только для того, чтобы сбить друг друга с курса.Хотя они настолько устойчивы, что часто просто перенимают новые колебания и другие орбиты.

Мы не единственные, кто заметил эту преимущественно белую комнату. Это много обсуждается. Те, кто находится в комнате, часто недоумевают по поводу ее белизны. Джуда Рубин, кажется, сбит с толку, обвиняя себя в своем заявлении о Бруклинском фестивале поэзии, но даже если бы он как куратор работал лучше, комната, вероятно, все равно была бы в основном белой. Буквально на прошлой неделе мы услышали недоумение, когда коллега (которая не идентифицирует себя как белый), преподающая в крупном государственном университете, посчитала белизну своего студенческого направления творческого письма, по которому она преподает, за то, что это не так экономически выгодно, как: скажем, инженерное дело.Мы услышали недоумение, когда другой коллега (который идентифицирует себя как белый) объяснил белизну программы творческого письма MFA, в которой он преподавал, отсутствием адекватного финансирования найма и сказал, что все «хорошие» писатели, которые не считали себя белыми ходили в школы с большими стипендиями, как будто «хорошие» писатели, которые не считают себя белыми, являются дефицитным товаром. Мы слышали об этом на Small Press Traffic, когда разговор о сексуальном насилии и феминистских организациях в Чикаго, Нью-Йорке и Ванкувере перешел к знакомым исключениям, белому цвету женских списков стихов, человеку, который идентифицирует себя как коренной народ, который не присутствовал, потому что она чувствовала, что ее опасения никогда не станут частью этого разговора.

И это тоже отборный список недоумения, которое мы слышали всего за одну неделю нашей жизни, пока писали это.

Время, в течение которого в течение девяти дней мы посетили восемь чтений, большинство из которых проводились в основном в белых комнатах.

Когда мы разговаривали с друзьями после этих чтений и бесед в течение этой недели нашей жизни, мы не раз слышали, как обвиняли МИД в в основном белой комнате. Когда мы это сделали, мы использовали термин небрежно, как сокращение от высшего образования.Мы даже не знали, кто такой на самом деле МИД. Итак, мы начали с того, что пытались понять МИД. Мы начали с IPEDS, федеральной базы данных интегрированных данных о послесреднем образовании. Мы начали сбор данных. В итоге мы получили 36 электронных таблиц, в одной из которых 21 вкладка наборов данных.

2. Эпоха программ и преимущественно белая комната

Для нас было вполне разумным начать с высших учебных заведений. Мы оба являемся продуктами этих институтов (один из нас с МИД и 13 000 долларов долга, оставшегося от первоначально взятых 27 000 долларов, который на сегодняшний день выплатил более 30 000 долларов назад; и один из нас со степенью доктора философии, который в прошлом году, через 20 лет после выпуска , произвел окончательный платеж на сумму более 70 000 долларов, необходимых для возврата первоначально взятых 30 000 долларов).И мы получили много информации о том, как стать писателем через высшее образование. Итак, хотя мы считали себя противниками условностей «академического стиха», потому что мы были более или менее «экспериментальными» писателями, высшее образование дало нам большую часть нашей информации о литературе и литературной культуре. Мы начали думать о себе как о писателях в первую очередь потому, что в школе ходили на уроки написания стихов. Высшее образование также указывало нам на социальные группы и сцены, частью которых мы хотели стать, на писателей, которых мы хотели знать, некоторых из которых мы впоследствии знали как друзей.И теперь мы оба преподаем в ВУЗах.

Одна из вещей, которая быстро стала очевидной для нас, когда у нас были эти 36 электронных таблиц, одна из них с 21 вкладкой, - это то, что программы творческого письма действительно начали набирать популярность в 1990-х годах. До 1990-х годов многие писатели преподавали в высших учебных заведениях, и это сформировало эстетику американской литературы, как показал ученый Марк МакГурл в книге The Program Era . Но только в 1990-х годах идея о том, что нужно обязательно обращаться к высшему образованию, если кто-то хочет стать писателем, становится идеей, которой ежегодно пользуются более 6000 человек.Это не означает, что каждый будущий писатель будет или должен это делать. Чад Харбах в своем эссе «МИД против Нью-Йорка» утверждает, что есть еще один, не менее действенный вариант: жить в Нью-Йорке или другом крупном городском районе, а потом посещать чтения и разговаривать с другими писателями. В последние годы социальные сети сделали общение с другими писателями более доступным и менее зависимым от городских центров, но по-прежнему очень помогает жизнь в большом городе.

Тем не менее, начиная с 1990-х годов, больше людей получают ученую степень в области творческого письма, чем в прошлом.В конце 1980-х годов ежегодно присуждалось чуть более 1000 ученых степеней по писательскому мастерству. К 2013 году было награждено около 6 500 тысяч человек. Вот визуализация взлета, отраженного в данных IPEDS за 1988–2013 гг .:

Есть много причин, по которым люди объясняют рост ученых степеней писательского мастерства. Эти причины в большинстве своем безобидны, хотя зачастую они игнорируют педагогические возможности МИДа. Некоторые обвиняют степень «мягкости». МакГурл упоминает о своей «снисходительной репутации», называя это «терапевтическим образовательным предприятием.Связанное с этим объяснение состоит в том, что в мастерской творческого письма допускается большая часть самоисследования, и это делает степень привлекательной для многих, потому что многое в американской культуре поощряет нарциссизм. Стив Алмонд приводит этот аргумент в статье, озаглавленной «Почему разговорная терапия идет на убыль, а семинары по письму растут». Некоторые обсуждают рост МИД в связи с упадком гуманитарных наук на уровне бакалавриата. В недавней статье New York Times Джин МакГарри говорит, что студенты МИД менее подготовлены из-за «высшего образования, которое подчеркивает специализацию и допрофессионализм, с небольшим пространством для искусства, чтения или письма.В своем эссе «MFA против Нью-Йорка» Чад Харбах, отметив, что многие программы MFA настолько «слабы и невмешательства, что имеют шокирующе малое влияние на работу студентов», они являются «гениальным частичным решением проблемы. выдающаяся американская проблема: как продлить наш и без того затяжной подростковый возраст с 22 до 30, чтобы справиться с перенасыщением рынка труда ». К этому мы могли бы добавить, что в эпоху МООК и больших лекционных классов семинар мог бы стать одним из немногих оставшихся классов, где уделяется сконцентрированное личное внимание работе студентов.

Большинство этих причин связано с желанием студентов. Очевидно, что люди должны хотеть получить степень, чтобы университеты чувствовали мотивацию к созданию программ. Но существует множество экономических проблем, которые побуждают колледжи и университеты расширяться, активно рекламировать и набирать сотрудников для программ в области творческого письма. Мы не думаем, что это преувеличение, что до 1990-х годов и усилившегося финансового давления, приведшего к акционированию университета, английские факультеты имели тенденцию к явному отсутствию интереса, граничащему с пренебрежением к преподаванию творческого письма.А престижные школы по-прежнему не предлагают ученых степеней в области творческого письма. Из 10 лучших университетов согласно рейтингу USNWR только Колумбия имеет программу MFA.

История о том, как это финансовое давление проявляется в колледже, где мы работаем, - небольшом гуманитарном колледже, который принимает женщин, назвавших себя, и людей, которым при рождении назначены женщины, которые не вписываются в гендерную бинарность, - может служить здесь полезной иллюстрацией . В 1990 году правление колледжа проголосовало за совместное обучение.В ответ студенты объявили забастовку, которую они выиграли через две недели; Правление отступило, и в школе не было совместного обучения. Несмотря на излияние поддержки, у колледжа все еще были серьезные проблемы с зачислением. Администрация отреагировала на это в 90-х годах, сосредоточив внимание на совместных программах для выпускников. В период с 1990 по 2013 год количество аспирантов увеличилось с 25 процентов от общего числа обучающихся в колледже до 40 процентов. МИД в области творческого письма был нацелен на рост. За тот же период количество выпускников МИД, обучающихся по программе творческого письма, увеличилось более чем вдвое - в среднем с 13 до 34 в год.Этот рост не контролировался отделом. В 2005 году после долгого обсуждения кафедра решила, что они хотят принять меньший по размеру и более избирательный класс. Было ясно, что «нацеленность на рост» означает привлечение большего количества студентов, а не дополнительных ресурсов. Но президент колледжа держал письма о зачислении до тех пор, пока департамент не согласился принять всех в довольно большой список ожидания. Это привело к самому большому классу из когда-либо принятых.

Денежные ставки при этом были довольно значительными.Колледж повысил плату за обучение на 384 процента в период с 1990 по 2014 год. Это снова перекликается с национальными тенденциями, хотя рост платы за обучение в колледже, где мы работаем, является более резким.

Однако колледжу не нужно было вкладывать гораздо больше ресурсов для этого роста. Он ответил увеличением найма адъюнктов. В 1995 г. адъюнкты преподавали только 16% курсов на кафедре английского языка. Даже в 2000 году это число выросло всего до 22 процентов. Но по мере того, как число участников программы росло, росло и количество предлагаемых курсов.Линии владения и владения - единственное, что не выросло за это время. А к 2005 году 44 процента уроков английского языка преподавали адъюнкты. К 2015 году это число выросло до 68 процентов. И снова этот рост отражает национальные тенденции; примерно 75 процентов всего преподавательского состава в настоящее время являются контингентами.

Вот примерный способ понимания этого: цена стикера MFA в колледже, где мы работаем, составляет 326 долларов за час занятий на студента (или колледж принесет 3912 долларов за каждый час учебного времени, если класс полностью зачислен. и все платят полную цену), но колледж платит надбавкам около 22 долларов за час занятий на каждого студента (или около 264 долларов за час занятий).Это может лучше, чем что-либо другое, объяснить, почему около 300 колледжей и университетов добавили ученую степень в области творческого письма с 1975 года по сегодняшний день. Большинство из этих программ дешевы в эксплуатации (не требуются студийные или лабораторные помещения, низкие технологические потребности, очень большой дополнительный пул) и требуют оплаты за обучение.

Как, вероятно, ясно, это не история о стремлении высшего образования сделать литературу нашей страны сильнее, настолько, что все они решают предлагать больше степеней в области творческого письма.Напротив, наша история - это история, в которой колледжам и университетам очень выгодно начинать новые программы на получение степени, потому что они могут нанять дешевую подневольную рабочую силу для их выполнения.

Дело не в том, что эти колледжи и университеты обязательно являются злом. Многие, как и тот, где мы работаем, наполнены внимательными и заинтересованными преподавателями. Эти преподаватели хорошо осведомлены о педагогических возможностях МИД. Многие становятся наставниками своих учеников на всю жизнь. Но внимательный и вдумчивый преподавательский состав не отменяет того факта, что колледжи и университеты попадают в ряд сопутствующих факторов давления, в том числе неустойчивых попыток оставаться конкурентоспособными с точки зрения оборудования и увеличения административных расходов (некоторые из которых являются ошибкой). их администраторов, а некоторые из них навязаны им внешними силами, такими как аккредитующие агентства).Государственные учреждения, которые испытывают меньшее давление при зачислении и имеют тенденцию опаздывать к игре MFA, также вынуждены все больше действовать как частные школы, поскольку государства сокращают свои бюджеты; некоторые добавили программу МИД в последние годы.

В той мере, в какой колледж, в котором мы работаем, «маленький вопреки его желаниям», «не совсем процветающий, но продолжающийся», преуспел в обеспечении оплаты за обучение или продолжении обучения, пусть и неравномерно, благодаря ряд противоречащих друг другу сил. То, что МакГурл называет «Программной Эрой», начало распространяться после Второй мировой войны, когда более двух миллионов ветеранов вернулись в школу при финансовой поддержке Закона о военнослужащих.К 1950 году правительство США потратило больше денег на обучение, чем на план Маршалла. Луи Менанд отмечает, что «ключевым требованием Раздела II было то, что помощь в оплате обучения должна использоваться только для обучения по программам на получение степени или сертификата, поэтому курсы творческого письма превратились в программы творческого письма, присваивающие ученую степень».

Эта история подготовила почву для момента, который, как мы утверждаем, имеет гораздо большее значение для этой истории: Поправки о высшем образовании 1992 года, которые увеличили лимиты студенческих ссуд и добавили возможность несубсидированных ссуд, тем самым резко увеличив количество студентов, имеющих право на получение ссуд.Это позволило колледжам и университетам повысить стоимость обучения ошеломляющими темпами за последние 20 лет и расширить круг потенциальных потребителей. Сегодня дипломы о творческом писательстве оплачиваются в основном из-за студенческих ссуд. Федеральное правительство выделило 41 миллиард долларов на студенческие ссуды в прошлом году, и по прогнозам они составят 127 миллиардов долларов в течение следующих 10 лет (из которых более трех четвертей поступят от ссуд для аспирантов).

Но наш вопрос был не столько об этом экономическом давлении, сколько о том, какую социальность создавало это экономическое давление.Кто записался на эти программы на получение степени? Мы обнаружили, что учащиеся писательского мастерства идентифицируют себя в основном как женщины и белые. В целом, женщины хорошо представлены в магистерских программах и тем более в творческой писательской сфере МИД. В 1988 году, когда IPEDS начала сообщать о творческом письме отдельно от других аспирантов на английском языке, женщины получили 52 процента всех степеней магистра, присуждаемых на национальном уровне, и 60 процентов всех степеней творческого письма MFA. В 2013 году 66 процентов всех дипломов МИД по писательскому мастерству были присуждены женщинам.Вот наглядное изображение количества женщин, идентифицированных MFA среди получателей творческого письма в национальном масштабе, по сравнению с количеством женщин, идентифицированных со всеми степенями магистра в Соединенных Штатах в 1995–2013 годах:

Номера бакалавриата также отражают это: в В 2013 году 65 процентов тех, кто получил степень бакалавра в области творческого письма, идентифицировали себя как женщины.

Расовая идентификация тех, кто получил степень магистра в области творческого письма - это совсем другая история. За прошедшие годы мы заметили, что чтения по программе MFA в небольшом гуманитарном колледже, где мы работаем, не проводились в преимущественно белой комнате, которую мы привыкли видеть в гостиных, музеях, книжных магазинах, не для всех. прибыли и коллективного искусства, где мы присутствовали на чтениях.Долгое время мы думали, что это относится к программам МИД в целом. На самом деле мы писали кое-что об этом, о том, как, возможно, МИД может предоставить доступ людям, которые чувствуют себя исключенными или просто не заинтересованными в преимущественно белой комнате, которая определяет большое количество автономно организованных мероприятий. Мы видели МИД как возможную альтернативу преимущественно белой комнате. Мы думали, что это может дать возможность тем, у кого нет культурных связей или городской возможности, стать писателем самостоятельно.

Когда мы составили 36 таблиц, в одной из которых 21 вкладка, мы увидели, насколько ошибались. Расовое разнообразие получателей степени магистра увеличивалось за последние 20 лет, хотя и медленно, с 25 процентов выпускников, которые идентифицировали себя не как белые в 1995 году, до 36 процентов в 2013 году. как этот рост распределяется по разным дисциплинам, но могу с уверенностью сказать, что это не из-за MFA в творческом письме, которое оставалось стабильно низким в течение того же периода времени, начиная с только 12 процентов выпускников, которые идентифицировали себя не как белые в 1995 году до незначительного увеличения на 18 процентов в 2013 году.

Опять же, эти цифры верны и для студентов. На национальном уровне в 2013 году только 21 процент обладателей степени бакалавра творческого письма не были белыми. (Мы не смотрели статистику по ученым степеням, присуждаемым в других изобразительных искусствах, но цифры в исследовании Artists Report Back : Национальное исследование жизни выпускников искусств и работающих художников для ученых степеней очень похожи: «81 процент выпускников гуманитарных специальностей - белые, не латиноамериканцы.”)

Наша первая мысль заключалась в том, что небольшой гуманитарный колледж, в котором мы работаем, с его непропорционально большим разнообразием по сравнению с большинством программ творческого письма MFA, уникален. (В 2005 году, в тот год очень инклюзивного приема, 41 процент студентов, где мы работаем, идентифицировали себя не как белые, в то время как средний показатель по стране для программ MFA в этом году оставался таким же низким, как и когда-либо, на уровне 14 процентов. Это базовое соотношение осталось то же самое: в 2013 году 48 процентов студентов, участвующих в программе, в которой мы работаем, не были белыми, по сравнению с 18 процентами учащихся программ МИД на национальном уровне.У нас были некоторые догадки относительно факторов, которые могут сделать программу исключительной в этом отношении: ее расположение в Окленде, ее репутация в отношении социальной справедливости, определенные преподаватели и их отношение к дополнительным программам (например, один из наших коллег был соучредителем VONA, «единственный в стране мультижанровый мастер-класс для цветных писателей»). Также важно отметить, что в 1996 году штат Калифорния принял Предложение 209, в результате чего раса, пол и этническая принадлежность больше не учитывались при поступлении.Это резко изменило количество студентов-афроамериканцев, латиноамериканцев и индейцев, посещающих UC. Прямое влияние этого ощущается при приеме в бакалавриат (например, Калифорнийский университет в Беркли принимает на 58 процентов меньше этих студентов в результате этих изменений; в настоящее время только три процента студентов UCB идентифицируют себя как «чернокожие или афроамериканцы»). И, вероятно, не случайно, что состав студентов колледжа, в котором мы работаем, за эти годы становится все более разнообразным.

Но в связи с его зависимостью от долларов за обучение, большая часть которых приходится на федеральную и частную финансовую помощь, наш колледж не уникален. Поэтому мы начали задаваться вопросом о расовой идентификации студентов в программах других колледжей, зависящих от оплаты, но также и в колледжах, отличных от того, в котором мы работаем: программы высшего уровня с полным финансированием и щедрыми стипендиями. Хотя креативное письмо MFA несомненно и в подавляющем большинстве случаев белое, как распределяется эта белизна? И какая связь может существовать между расовой идентификацией и финансированием?

Итак, мы сделали еще несколько таблиц.

Однако, прежде чем мы смогли это сделать, нам пришлось определить программы, похожие и непохожие на ту, в которой мы работаем. Последнее было довольно простым; об этом обычно говорится в материалах программ, предлагающих полное освобождение от оплаты за обучение. За дополнительную информацию об этих школах мы особенно признательны за недавний проект Робина Тунга «Обеспечение МИД», в котором перечислены те программы, которые предлагают полное освобождение от оплаты за обучение, стипендию не менее 9000 долларов и медицинское обслуживание для всех учащихся в целом. программы.Этим критериям соответствуют более 30 национальных программ, а уровень их принятия колеблется от 0,86% (Вандербильт) до 6,5% (Университет Арканзаса). Шансы попасть на полностью финансируемую программу не отличаются от шансов получить постоянную работу. Johns Hopkins ежегодно принимает более 600 заявок на 12 открытых мест. Мы произвольно выбрали 14 из этих программ для наших данных: Государственный университет Аризоны, Государственный университет Бойсе, Государственный университет Боулинг-Грин, Университет Джона Хопкинса, Государственный университет Луизианы и Сельскохозяйственный и механический колледж, Сиракузский университет, Университет Алабамы, Техасский университет в г. Остин, Калифорнийский университет в Ирвине, Мичиганский университет в Анн-Арборе, Орегонский университет, Главный кампус Университета Вирджинии, Университет Висконсин-Мэдисон и Университет Вандербильта.

Программы платных колледжей не рекламируют скидку на заявленную стоимость обучения. Ставка дисконтирования - это сумма скидки на обучение, которую школы должны предлагать в среднем, чтобы привлечь студентов к зачислению. Определить фактическую стоимость обучения (указанная цена за вычетом ставки дисконтирования) в колледжах и университетах для любого студента практически невозможно. В каждом колледже и университете есть большой штат людей, которые, студент за студентом, используют секретный алгоритм, основанный на заслугах, нуждах и предложениях рынка, которые люди будут платить, которые они используют для присуждения того, что они называют стипендиями.На веб-сайтах колледжей и в других материалах для поступления не объясняется, как и по какой ставке предоставляется это финансирование. Сложности этой системы настолько велики, что цены на места в самолетах выглядят прозрачными. (Колледж, в котором мы работаем, имеет среднюю ставку дисконтирования более 50 процентов для студентов бакалавриата и регулярно принимает всего одного или двух студентов, оплачивающих цену, указанную на веб-сайте. Ставка дисконтирования для программы магистратуры часто превышает 35 процентов, но достигает 50 процентов во многих программах, и, насколько нам известно, лишь небольшая часть студентов когда-либо платила указанную цену.) Эти школы также не афишируют свои показатели приема или количество заявлений, которые они получают ежегодно. Чтобы определить эту вторую группу для наших данных, мы опирались на информацию, полученную за годы от коллег, друзей и бывших учеников, которые также работали или учились в следующих школах (включая ту, в которой мы работаем). Наш список здесь: Бруклинский колледж, Калифорнийский колледж искусств, Колумбийский колледж (Чикаго), Колумбийский университет, Эмерсон-колледж, Хантер-колледж, Миллс-колледж, Университет Наропа, Новая школа, Нью-Йоркский университет, Колледж искусства и дизайна Отис, Сара Лоуренс-колледж и школа Чикагского института искусств.

Поскольку они довольно дороги и предлагают ограниченное финансирование, мы стали называть эти школы «генераторами долгов». И некоторая анекдотическая информация, которую мы слышали, включает в себя ошеломляющие суммы долга, взятые на себя при получении степени: студенты, окончившие университет, имеют задолженность перед федеральным правительством или Салли Мэй в размере 55 000, 70 000 или 120 000 долларов. Особенно сложно получить информацию о студенческой задолженности по конкретным программам и даже по учебным заведениям. (Опять же, в школе, где мы работаем, некоторые преподаватели, обеспокоенные возможной суммой долга, которую студенты берут на себя, чтобы учиться, неоднократно запрашивали информацию о средней сумме, которую аспиранты берут в долг для получения MFA.Они не смогли получить его в своей приемной комиссии.) Он собирается Министерством образования вместе с другими данными из отчитывающихся учреждений, но доступен только тем, у кого есть пароль администратора (кто-то, кто работает в учреждении в административном учреждении). или роль персонала, скорее всего, в офисах финансовой помощи или приемных комиссий).

Когда мы посмотрели на эти две группы школ, мы заметили некоторые вещи. Одна вещь, которую мы заметили, заключается в том, что большое количество студентов, которые заканчивают школы, генерирующие долг, как правило, в большей степени женщины и менее белые, чем выпускники полностью финансируемых программ.В 2013 году 28 процентов учащихся школ, генерирующих долги, были идентифицированы как не белые, а 68 процентов - как женщины. На полностью финансируемых программах только 19 процентов студентов указали, что они не являются белыми, и 58 процентов - девушки. Стоит отметить, что те, кто идентифицирует себя как мужчина и белый, особенно хорошо справляются с полностью финансируемыми программами. В 2013 году они составляли 30 процентов всех выпускников полностью финансируемых программ, но только 22 процента у генераторов долга. Только одно число остается неизменным для всех школ, которые мы рассмотрели: те, кто идентифицирует себя как мужские и не белые, в среднем колеблются около 6 процентов.Поэтому, когда в программы все же набирается больше студентов, которые идентифицируют себя не как белые, они почти всегда также идентифицируют себя как женщины. В 2013 году 21 процент выпускников школ, генерирующих долги, были идентифицированы как женщины и не белые. В полностью финансируемых программах это число составляло всего 10 процентов.

Школы, генерирующие долги, также выпускают гораздо больше выпускников: более 500 в 2013 году по сравнению с примерно 200 по полностью финансируемым программам. По данным AWP, в 2013 году было 214 программ MFA (и это не считая дополнительных 153 программ MA для творческого письма).Это означает, что каждая из двух групп школ представляет чуть менее семи процентов всех программ MFA на национальном уровне, но источники долга подготовили 17 процентов всех выпускников, в то время как полностью профинансированные программы дали умеренные и эквивалентные семь процентов от общего числа ученых степеней. Каковы будут последствия этого для нас - открытый вопрос. Есть шанс, что эти школы могут разнообразить MFA в области творческого письма, наконец, поскольку генераторы долга выпускают не только намного больше учеников, но и намного больше учеников, которые идентифицируют себя не как белые.Эта визуализация иллюстрирует количество выпускников, которые идентифицируют себя не как белые в период с 2001 по 2013 год:

Как видно из этой диаграммы, полностью финансируемые программы более или менее не допускают столько студентов, которые с течением времени идентифицируют себя не как белые (с От 14 до 19 процентов), тогда как программы генераторов долга несколько диверсифицируются (с 17 до 28 процентов) по мере их роста. Но, тем не менее, это одна из областей, где можно использовать еще больше таблиц. Эти данные просто говорят о различиях между 28 школами, разделенными на две категории в зависимости от финансирования.

Подведем итог тому, что мы обнаружили:


  • Те, кто получил какую-то степень в области творческого письма, чаще идентифицируют себя как женщины, чем как мужчины.

  • Небольшой процент тех же получателей степени идентифицируют себя не как белые.

  • В то время как расовая идентификация получателей степени в высшем образовании в целом за последние 20 лет стала напоминать расовую идентификацию нации в целом, идентификация получателей программ творческого письма - нет.

  • Программы творческого письма MFA, которые предлагают полное финансирование, как правило, принимают еще меньше студентов, которые идентифицируют себя не как белые.


И тем не менее, диплом мало что делает для тех, кто за него платит. Многие берут на себя значительные долги, чтобы получить MFA, и, как показывают наши бесконечные таблицы, те, кто не идентифицирует себя как белые, делают это чаще, потому что они, как правило, заканчивают школы без финансирования. Это также долг, который из-за разницы в заработной плате по признаку пола и расы им часто бывает труднее выплачивать.Мало того, что студентки МИДа подвергаются высокому риску сексуальных домогательств, они по-прежнему крайне недопредставлены во многих аспектах литературной культуры, в которые они могут войти после окончания учебы, что им, возможно, потребуется получить должность. Они получают меньше призовых. Они реже появляются в антологиях. Их книги рецензируются реже, и они реже рецензируются. В то время как все обладатели дипломов МИД и бакалавриата по творческому письму примерно в 70% случаев идентифицируют себя как женщины, ни писатели для основных СМИ, ни авторы, публикующиеся в небольших издательствах, ни лауреаты крупных премий - 70% женщин.Вместо этого они составляют около 70 процентов мужчин. Процент точно перевернут на всех тех аренах, где можно что-то получить, от видимости до заработной платы. Интенсивность несоответствия численно значительна и повторяется. Мы не думаем, что другие социальные системы, которые служат питателями для этих сцен, например издательская сцена Нью-Йорка, которую описывает Харбах, настолько сильно искажают мужское начало, что они объяснили бы это несоответствие. И здесь мы не верим в недавний анализ разрыва доверия.Женщины явно достаточно уверены в себе, чтобы поступать в высшие учебные заведения.

Система MFA не нанимает столько выпускников MFA, и те, кто все же находит преподавательскую работу, являются непропорционально случайными. Хотя у нас нет данных, относящихся к факультету творческого письма, отчет AAUP за 2011 год показывает, что 58 процентов преподавателей, занятых полный рабочий день, составляли мужчины, а исследование, проведенное в 2009 году Национальным центром статистики образования, показывает, что женщины составляют 51 процент. все дополнительные факультеты. Более недавнее небольшое исследование Коалиции академических кадров, в котором адъюнкты самоидентифицировались, показывает, что доля женщин-адъюнктов приближается к 60 процентам.Опять же, раса и пол вращаются вокруг одной и той же планеты, но с разными вращениями и скоростями. В отчете Американской федерации учителей отмечается, что «недопредставленные расовые и этнические группы с большей вероятностью будут переведены на условные должности; только 10,4 процента всех должностей профессорско-преподавательского состава занимают недопредставленные расовые и этнические группы, и из них 7,6 процента - или 73 процента от общей численности профессорско-преподавательского состава, принадлежащего к меньшинствам, - являются условными должностями ». Часто отмечается, что в 1970-е годы 30 процентов преподавателей высшего образования были условными, а с тех пор этот процент резко изменился, так что теперь условные преподаватели составляют 70 процентов всех преподавателей высшего образования.В 1970-е годы преподаватели были в основном белыми и мужчинами. Эрозия владения и пользования в точности совпала с появлением женщин и тех, кто не считает себя белыми.

Данные доктора философии различны, но не связаны между собой. Всякий раз, когда мы говорим на эту тему или обсуждаем ее с коллегами, всегда бывает момент, когда кто-то говорит что-то вроде: ну, слава богу, программы PhD по крайней мере не являются частью проблемы, потому что аспиранты финансируются. Обычно это говорит тот, кто преподает или учится в докторантуре.И сначала мы хотели просто добавить примечание о том, что независимо от того, платит ли кто-либо, участвующий в программе, трудом или ссудой, он все равно платит. Также аспирантов часто заставляют дополнять свои стипендии ссудами; чуть более половины докторантов гуманитарных наук берут студенческие ссуды.

Но как только мы начали составлять таблицы, мы заметили несколько вещей, на которые стоит обратить внимание. Просто для контекста, доктор философии по английскому языку такой же женский, как и МИД в области творческого письма, в среднем около 60 процентов.И только 29 процентов ее выпускников идентифицируют себя не как белые (что, по крайней мере, выше, чем 18 процентов MFA в программах творческого письма).

Но что более интересно, доктор философии столкнулся с версией этого разбега в истории выпускников намного раньше. Пиковое число ученых степеней по английскому языку и литературе, присужденных в США, приходится на 1973 год - 1412 человек. Оттуда он снижается в 1980-х годах, достигнув минимума в 1987 году в 669. Затем он снова начинает расти, несколько увеличиваясь в течение 1990-х годов, где с середины 1990-х годов он колеблется в среднем на уровне около 1300.Вот визуализация количества получателей докторской степени на английском языке с 1955 по 2013 год:

Несмотря на то, что кризису занятости для докторов наук уделяется много внимания, существует не так много свидетельств перепроизводства докторов наук. Если вы согласитесь с тем, что основная причина существования МИД - это учительская квалификация (а мы этого не делаем, хотя многие так и поступают), есть много свидетельств перепроизводства МФА. В качестве шутки мы суммировали количество выпускников МИД за период с 2000 года и вычли небольшое количество рабочих мест с постоянным пребыванием, которые были доступны в творческой письменной форме каждый год, и получили эту визуализацию:

В то время как количество творческих Количество присуждаемых ежегодно писательских степеней увеличилось с менее 1000 до более 6000 с 1990 года до сегодняшнего дня, количество творческих писательских работ увеличилось с 50 в 1996 году до немногим более 100 в прошлом году.Здесь стоит отметить, насколько сильно система MFA напоминает схему Понци. Количество выпускников увеличится в шесть раз, а количество рабочих мест - только в два раза. Мы также подозреваем, что в ближайшем будущем количество открытых вакансий для творческих писателей сократится, поскольку колледжи и университеты осознают, что они не могут продолжать добавлять новые программы с прежней скоростью, не достигнув вероятного насыщения рынка (некоторые из крупных долгов производители уже видят снижение набора в последние годы).И, похоже, нет необходимости в ученой степени в области творческого письма, помимо преподавания.

Кризис PhD нигде не похож на кризис занятости для МИД. С 2004 года JIL перечислил около 9000 вакансий на английском языке; за этот же период было присуждено 12 000 докторов наук.

Предполагая, что единственная причина, по которой можно получить докторскую степень, - это получить работу, что является довольно безопасным предположением, все же существует очевидный излишек. Эта диаграмма немного вводит в заблуждение (потому что она показывает только рекламируемые вакансии и включает в себя прием на работу с открытым рангом), но она показывает, что перепроизводство докторов наук не что иное, как перепроизводство МФА.В течение этого периода более 24000 МФА были награждены примерно на 900 возможных вакансий, что позволяет предположить, что 74 процента выпускников могут считаться избыточными. Мы предполагаем, что, если бы не бесконечное количество МФА и МА, которые создают постоянно обновляемую резервную армию безработных и, таким образом, поддерживают дополнительные ставки заработной платы, вероятно, не было бы кризиса занятости для докторов наук. Колледжи и университеты будут вынуждены соревноваться за преподавателей. Напротив, нынешняя ситуация - приятная сделка для них.Они могут использовать программы последипломного образования для увеличения оплаты за обучение и в то же время для создания постоянно возобновляемой резервной рабочей силы, которую они могут использовать за неприличную заработную плату для преподавания по этим и другим программам.

Но мы также должны добавить сюда: обвинение МИД в творческой письменной форме в проблеме трудоустройства в высшем образовании немного похоже на притчу о человеке в темноте, ощущающем слона. Это очень небольшая часть гораздо более масштабной истории сокращения государственных инвестиций и административных решений, направленных на создание убыточных технологических партнерств и научных исследований, на финансирование строительных проектов, а также на их собственные зарплаты.

3. Но вернемся к этой преимущественно белой комнате

Мы не знаем, какова взаимосвязь между этой своеобразной ситуацией двухуровневой структуры степеней, в которой преобладают белые и женские на всех уровнях, с одной степенью обесценивая другую, в основном белую комнату литературного производства США, наряду с большим залом крупных денежных призов, публикаций и обзоров, где женщины и те, кто идентифицирует себя не как белые, постоянно недопредставлены.

Мы знаем, что историю о расе рассказать сложнее.Хотя у нас есть некоторые твердые данные о расовой идентификации выпускников программ творческого письма, у нас нет аналогичных данных об этой более крупной комнате публикаций, призах, обзорах и внимании ученых. Есть несколько очевидных причин. Расовые данные получить сложно. Люди сами заявляют о приеме в высшие учебные заведения; федеральное правительство требует этих цифр; они собирают их в IPEDS. Так мы получили данные о программах MFA, и именно так AFT и другие группы получили некоторые из своих данных о заемном труде.Мы неохотно собираем наши собственные данные о расе, потому что мы не хотим навязывать кому-либо расовую идентичность. Невозможно прочитать биографические заметки и найти местоимение, которое легко указывает на расовую принадлежность человека, как это можно сделать с полом.

Но возможно рассказать историю о расе, которая могла бы начать объяснять эту преимущественно белую комнату. На самом деле можно сказать несколько очевидных вещей. И здесь мы хотим сделать поворот, уменьшить масштаб и вернуться назад, чтобы понять и вспомнить, что в 1970-х годах ряд процветающих литературных субкультур порвали связи с часто предполагаемым универсализмом литературы и вместо этого писали литературу, которая ясно давала понять, что они были связаны и написаны для различных конкретных сообществ.В этот момент многие писатели объединились под самопровозглашенной этнической, расовой, сексуальной или классовой идентификацией и писали с этой позиции и о ней, а не в качестве общего «американца». Многие, хотя и не все, из этих литератур были созданы и подпитывались различными культурными националистическими движениями. Многие из этих движений проявляли особый интерес к искусству как к месту, которое может представлять и сохранять культуры и их ценности, как к месту, которое идеально подходит для политического просвещения и дискуссий. И эти различные культурные националистические движения создали системы патронажа, такие как издательства, журналы, антологии и серии для чтения, чтобы распространять и продвигать работы своей среды.Создание Репертуарного театра / школы Black Arts в 1965 году Амири Баракой часто рассматривается как основополагающий момент. Но это лишь один из многих, и, безусловно, важный, у него были предшественники. Умбра, коллектив преимущественно черных поэтов, был основан несколькими годами ранее, в 1962 году. А в 1965 году был основан театр Кампесино в рамках пикета Делано «Виноградная забастовка» Объединенного союза сельскохозяйственных рабочих Сезара Чавеса. Мастерская писателей Уоттса также была основана в 1965 году после беспорядков в Уоттсе. Культурный центр де ла Раза, посвященный искусству и культуре чикано, мексиканцев, коренных американцев и латиноамериканцев, 1970 год.Кафе Nuyorican Poets Café, берущее свое начало в нью-йоркском пуэрториканском сообществе, в 1973 году. Bamboo Ridge, мастерская и пресса, которая издает в основном литературу, написанную американцами азиатского происхождения на Гавайях, а также хранит и культивирует литературу на языке пиджин в 1978 году. Arte Público, заявившая о создании национального форума для латиноамериканской литературы в 1979 году. Есть много других примеров.

В конце 1960-х - начале 1970-х часто казалось, что может произойти крупное национальное восстание.В 1964 году произошли крупные восстания в Рочестере, Филадельфии и Гарлеме; в Ваттах в 1965 году; в Кливленде в 1966 году, в Ньюарке, Детройте и Миннеаполисе-Сент-Поле в 1967 году; в Чикаго, Балтиморе, Вашингтоне, округ Колумбия, и Кливленде в 1968 году. Политизированные взрывы были обычным явлением. С января 1969 года по апрель 1970 года в США было совершено более 4000 взрывов бомб. Университеты переживали аналогичный период воинственности в 1960-х годах с огромными протестами и закрытием. После штата Кент, как отмечает Киркпатрик Сейл, «учащиеся в общей сложности 350 учебных заведений объявили забастовку, а 536 школ были полностью закрыты на какое-то время, 51 из них - на весь год.«Движения, которые взращивали и поддерживали литературные движения в 1970-х годах, сыграли важную роль в этой радикализации. Короче говоря, не было бы нуйориканской литературы без молодых лордов и не было бы молодых лордов без пуэрториканских рабочих общин Нижнего Ист-Сайда. Никакое движение черных искусств без различных черных культурных националистических движений, и ни одно из них не существовало бы без черных рабочих сообществ Нью-Йорка, Чикаго, Детройта, Лос-Анджелеса, Сан-Франциско и Окленда.Не было бы чикано / литературы без El Plan de Aztlán (заявление чикано / культурного национализма, которое было написано на Национальной конференции освобождения молодежи 1969 года и сознательно призывало к культурной независимости, к приверженности «всем слоям общества чикано - баррио, кампо, ранчеро, писатель, учитель, рабочий, профессионал - в Ла Кауза »). И не было бы никакого Плана де Ацтлана без Крестового Похода за Справедливость (основанного поэтом и воинственным Родольфо «Корки» Гонсалесом) и не было бы Крестового похода за Справедливость без рабочего класса чикано / общины Денвера.И так далее.

И важно не просто вспомнить этот момент, но и заметить, что все радикальные части этих движений были убиты. Был убит несколькими способами. Один путь был экономическим. Джентрификация означала, что культурные центры, которые поддерживали более радикальную и антикапиталистическую литературу, большинство из которых располагалось в городских кварталах рабочего класса, постепенно утратили свою демографическую ценность для существования и также не могли позволить себе высокую арендную плату. Но репрессии со стороны государства сыграли огромную роль.Мастерская писателей Уоттса была сожжена в 1973 информатором ФБР Дартардом Перри. История, стоящая за сожжением Перри Мастерской писателей Уоттса, вероятно, еще не полностью рассказана, может быть никогда не будет полностью понята, но государственное вмешательство в искусство не ограничивается только такого рода прямыми действиями. ФБР преследовало афроамериканских писателей, в частности, в конце 1960-х и 1970-х годах для наблюдения. Пока нет большого количества свидетельств того, что отношение ФБР к писателям, за исключением взрыва бомбы в мастерской писателей Уоттса, было чем-то большим, чем просто слежка.Хотя очевидно, что государство заняло гораздо более агрессивную позицию по отношению к таким группам, как, например, «Черные пантеры», а в случае с Фредом Хэмптоном и Марком Кларком перешло от наблюдения к фактическим убийствам. Но цель этого наблюдения, а также убийства, заключалась в том, чтобы воспрепятствовать дальнейшим действиям, а также отговорить писателей и других лиц вступать в союзы с культурными национальными и антикапиталистическими государственными антагонистами или считать себя частью этих движений.

В то же время уже существовало мощное противодействие повстанцам, которое представляет собой синергию между частными фондами и правительством США.Эта синергия укрепляется и усиливается после Второй мировой войны. Но усиливается после середины 1960-х годов. Подобно тому, как определенные формы культурного национализма имели свои собственные литературы и системы поддержки этих литератур, страх перед воинственностью - страх, спровоцированный беспорядками, произошедшими в США между 1965 и 1968 годами, - определяет социальную политику США в последующие годы. и создает литературу по борьбе с повстанцами и хорошо финансируемые и мощные системы поддержки для нее. Эта постоянно видоизменяющаяся экосистема приватизации и институционализации временами работает через разрушение, как при взрыве поджигателя в Мастерской писателей Уоттса, а в другие моменты за счет своеобразного присвоения, занятия и стерилизации, поскольку фонды работают с правительством США над финансированием господствующего художественного мультикультурализма. с рядом инициатив в области экономического развития, университетскими программами изучения областей, изменениями в школьных программах и другими инициативами.

Тот же страх перед воинственностью, который привел к развитию художественных организаций, основанных на моделях производства литературных движений с вниманием к сообществу, но без его антикапиталистического рвения, также привел к преобразованию университетов США. Фонды Рокфеллера и Форда и Государственный департамент тоже были там, с фондами для нейтрализации студенческого сопротивления, которые часто формировались в союзе с этими движениями. В книге «Представьте и уничтожьте » ученый Джоди Меламед утверждает, что это преобразование не просто подготовило определенных членов маргинализированных групп к включению в «многорасовые управленческие классы»: оно также привело к «антиповстанческой акции против новых знаний, порождаемых социальными движениями», в которой «Английские отделы и дискурсы литературного мультикультурализма сделали львиную долю работы.«Следствием этого является то, что эта синергия поставила литературное производство США в значительной степени под контроль бизнес-элиты, а не сосредоточила его в сообществах культурных активистов рабочего класса.

В своей работе Марк МакГерл не рассматривает программную эру как атаку на новые знания, порожденные социальными движениями, и он странно экуменически относится к роли высшего образования в литературном творчестве 20-го века. Он завершает The Program Era серией риторических вопросов: «[D] o мы не являемся ежедневными свидетелями избытка литературного мастерства, смущения богатства? Разве сейчас не создается более прекрасной художественной литературы, чем кто-либо успевает прочитать? Каким предателем миссии массового высшего образования вы могли бы думать иначе? » Но одно из ограничений книги МакГерла состоит в том, что он настолько сосредоточен на высшем образовании, что скучает по моментам, когда литературное производство процветало за пределами высшего образования.У него, например, есть некоторое пренебрежение к чикано / литературе, потому что он замечает только то, что она была присвоена высшим образованием, а не ее истоки в момент сопротивления, который также произвел Эль План де Ацтлан. Это означает, что он несправедливо предполагает, что чикано / литература создается для «все более важной ценности культурного разнообразия в учебных заведениях США» и является еще одним «новым способом накопления символического капитала в пылко глобализирующейся академии США, направляя ученых на ценные тела. знаний, которые они могли бы назвать своими собственными, и предложить обоснование для включения определенных творческих писателей в формирующийся канон мировой литературы.Нежелание прослеживать более масштабные истории и рассматривать высшее образование как манипулятивную силу - одна из неудач во всем остальном превосходного проекта МакГерла.

Мы не собираемся утверждать, что культурный национализм - правильный путь. Но мы хотим оставаться внимательными к тому, что было уникальным в конце 1960-х и 1970-х: это было время, когда некоторые формы литературы имели необычайно тесную связь с процветающими политическими движениями, культурной политикой, сообществами рабочего класса, анти- капиталистические и антинациональные националистические представления.И эта близость спровоцировала борьбу с повстанцами со стороны государства и частных фондов, которые продолжают формировать литературное производство США сегодня.

Вот где проблема с МИД выходит за рамки хищнического кредитования. Имеет значение, если те, кто хочет стать писателем, больше не будут посещать семинар в Watts Writers Workshop, а вместо этого пройдут его в гуманитарном колледже. И это важно не только потому, что эти писатели влезли в долги. Это важно для того, что он делает с литературой и сообществами, которые ее производят.

4. От реальных взрывов и реальной жестокости к стратегиям профессионального роста

Примерно в то время, когда Амири Барака основал Репертуарный театр / школу Black Arts, он написал призыв к революционному театру с «настоящими взрывами и настоящей жестокостью». ” Хотя его призыв так и не был реализован, он, похоже, не шутил.

Вот, в абсурдном контрасте, раздаточный материал, который мы раздали студентам на наших поэтических семинарах:

При самом оптимистичном настроении мы представляли эту круговую диаграмму не как руководство к профессионализации в сообществах преимущественно белых, в основном мужчин, чешущих спину. , а скорее как демистификация многих способов, которыми можно вступить в беседу с другими писателями и традициями, можно участвовать в написании сцен, которые в лучшем случае являются местами, где образование продолжается, часто на всю жизнь, в группе самодидактического чтения, в дискуссии. после чтения, в спорах и спорах среди тех, кто серьезно относится к литературным ставкам.Мы представили эту диаграмму как напоминание студентам о том, что высшее образование - не единственный способ, что есть много способов стать писателем вне высшего образования после того, как они его закончат.

Мы настроены гораздо менее оптимистично в отношении этой диаграммы после составления наших электронных таблиц, после перечисления моментов, когда расизм и женоненавистничество кипели в преимущественно белой комнате.

И все же для нас остается открытым вопрос, насколько прямой может быть связь между ростом MFA и серией событий, которые мы перечислили в начале, даже если мы также убеждены, что - это некоторая связь.Наш анализ ограничен, это смесь некоторых вещей, которые мы знаем, и некоторых вещей, которые мы подозреваем, и некоторых вещей, которые мы не можем понять. Идея о том, что литературная культура неразрывно связана с такими учреждениями, как высшее образование, не может не изменить проблемы и содержание литературы. Это аргумент, который выдвигает МакГурл, и мы его тоже, хотя и без его оптимизма. Но в то же время мы не хотим подразумевать, что до этого был прелапсарийский момент. Мы предполагаем, что литературные сцены всегда были такими же хищническими, как и общая культура.Культура США расистская; литературные сцены столь же расистские. Культура США сексистская; литературные сцены столь же сексистские.

Однако, хотя высшее образование, вероятно, такое же расистское, как и любое другое культурное учреждение США, в МИД в области творческого письма, похоже, также обучается необычно небольшое количество студентов, которые не идентифицируют себя как белые. Это делает его более расистским? Мы не знаем. Но это говорит о том, что что-то не так. И хотя автономно организованные чтения, вероятно, столь же расистские, как и другие культурные учреждения США, у многих из них тоже есть необычно белая комната.И в то же время, напоминание об этой шаткой орбите, хотя высшее образование, вероятно, так же сексистски, как и культура США в целом, похоже, это не отталкивает женщин от поступления. Почему это так, мы пытаемся понять. Вероятно, было бы легко обвинить в этом наследие феминизма второй волны, сосредоточенного на рабочих местах и ​​доступе к образованию для белых женщин из среднего класса. И мы могли бы принять это как ответ, если бы мы смотрели на МИД только как на привилегию и не принимали во внимание, как белые женщины занимают деньги на степень, которая для них довольно бесполезна, когда дело доходит до публикации или иного вознаграждения.Тем не менее, было бы столь же упрощенно сказать, что белых женщин здесь несправедливо используют.

Кажется показательным также то, что до того, как мы потратили все это время на данные IPEDS, мы думали, что MFA был менее белым, чем в основном белая комната столь многих автономно организованных чтений. И вполне может быть. Возможно, даже несмотря на то, что MFA имеет такой непропорционально белый перекос, он все же значительно менее белый, чем в основном белая комната многих автономно организованных мероприятий.Почему люди не переходят из (относительно) разнообразных классных комнат МИДа в преимущественно белую комнату чтения стихов? Возможно, опыт МИД для людей, которые не идентифицируют себя как белые, настолько удручает, что они уходят. Возможно, их опыт пребывания в преимущественно белой комнате настолько удручает, что они больше никогда не вернутся. Разговоры с друзьями и студентами на протяжении многих лет подтверждают это. Одна из них недоверчиво сказала нам, что гендерная динамика, с которой она столкнулась на нескольких чтениях, которые она посетила, была намного хуже, чем на сцене гипермаскулинной панк-музыки.Другой сказал, что в его общественной жизни нет ничего, кроме мультирасового; зачем ему быть частью писательской сцены, которая так безжалостно бела?

Также может быть, что те, кто уходят, уходят в другие комнаты или создают их. Безусловно, мы многого не можем увидеть с точки зрения наших социальных кругов, работы, категорий идентичности и географического положения. Но насколько мы можем судить, единственные комнаты, которые в основном не белые, как мы отмечали ранее, организованы с явной миссией усилить голоса тех, кто исторически был недостаточно представлен в безымянных (т.э., «универсальная» литературная культура), тех, кто не находится в преимущественно белой комнате. Или, возможно, мы остались с такой формулировкой: культура США сегрегирована; литературные сцены также обособлены.

Пытаясь разобраться в этом, кажется наивным не замечать, насколько мало возможностей для писательства за пределами высшего образования и фондов, возглавляемых бизнесменами. Другими словами, кажется показательным, что, когда Джун Джордан решила в 1991 году создать Poetry for the People, организацию, занимающуюся искусством и активизмом, она сделала это в Калифорнийском университете в Беркли, а не в общественном центре в Окленде, что ее миссия заключалась в следующем. «академическая направленность», цель которой - преодолеть разрыв между университетом и сообществом.Мы не утверждаем, что это неудача со стороны Иордании. Скорее, это показатель того, что в 1990-е годы дела обстоят иначе, чем в 1970-е. Возможно, можно было бы возразить, что шаг Джордана, возможно, является признаком новой инклюзивности со стороны высшего образования, но только если игнорировать данные IPEDS.

Затем, с другой стороны, мы заметили ряд бесплатных школ и социальных центров, которые были созданы недавно в качестве альтернативы высшему образованию, что в идеале, можно надеяться, также должно было бы сделать комнату менее белой.И все же у многих все еще остается преимущественно белая комната. Например, ряд чтений, которые мы посетили за последний год, проводились в Omni Commons, коллективном пространстве, активно заинтересованном в антикапиталистической и антирасистской организации. Многие мероприятия, на которые мы ходим в государственной школе, различные разовые группы чтения и другие мероприятия, в основном не белые, но читальный зал поэзии остается в основном белым.

Мы также заметили, что многие социальные центры, которые сегодня организуются вокруг расовой идентификации и творческого письма, не заявляют о своем сопротивлении или враждебности по отношению к преимущественно белой комнате литературных институтов или к национализму США.Cave Canem, основанная в 1996 году и финансируемая тем же Фондом Форда, который сыграл такую ​​драматическую роль в уничтожении литератур движений, говорит о своей приверженности «профессиональному росту афроамериканских поэтов». Kundiman предлагает художественные программы, чтобы «вписать азиатско-американскую историю в американский опыт, трансформируя и обогащая ландшафт нашей национальной культуры», и гордится своими выпускниками, которые принимаются на программы высшего уровня. Kundiman и Cave Canem регулярно являются официальными литературными партнерами AWP (что интересно, потому что AWP существует для представления письменных программ колледжей и университетов, программ, которые исторически заменили такого рода культурные проекты).Мы не хотим уничтожать Cave Canem или Kundiman или любые другие попытки противостоять повсеместному расизму в высшем образовании. По мере того, как пузырь MFA раздувается и принимает участие в присвоении и перенаправлении социальных движений, имеет смысл, что различные писатели, которые недостаточно представлены, могут захотеть создать группу защиты, если они собираются добиться успеха в такой установке.

В какой-то момент мы спросили себя, будет ли ответ более репрезентативным в расовом отношении МИД. И хотя мы не против и наверняка предпочли бы, но более представительный МИД - это всего лишь более представительный МИД.Более представительный MFA не свободен от многих из этих вопросов: даже в программе, где мы преподаем, где разнообразие намного выше, чем в среднем по стране, студенты, которые идентифицируют себя как отличные от белых, выражают общее разочарование по поводу факультета, который остается гораздо менее разнообразным, чем учащимся - об окружающей среде в классе, где ни учителя, ни ученики не оснащены для решения проблемы расы, когда она выкипает. Их разочарование носит не только педагогический, но и структурный характер: из-за своего долга и из-за преимущественно белой и мужской комнаты возможностей, которая ожидает их после окончания учебы.Более представительный МИД по-прежнему будет хищным кредитором. Это все равно было бы частью приватизации литературного сообщества. Он существует в своем нынешнем состоянии из-за особых экономических условий. И он будет продолжаться с нами или без нас, несмотря на отдельные призывы к его отмене.

Не только мы пытаемся переосмыслить эту преимущественно белую комнату. Это то, что витает в воздухе, постоянный вопрос - вопрос, который, как мы должны признать, вероятно, имеет такое же отношение к недавним восстаниям в таких местах, как Фергюсон и Балтимор, чем к чему-либо еще.Мы думаем, что стоит заметить, что происходит что-то новое, или нам так кажется. Эриберто Йепес, например, когда писал о многих событиях, о которых мы здесь рассказали, недавно заявил, что «североамериканская экспериментальная поэзия в этом году переживает беспрецедентный кризис, а на прошлой неделе произошел исторический сдвиг». (Сдвиг «на прошлой неделе», о котором упоминает Йепес, - это отмена конференции по поэзии в Беркли после того, как многие люди отказались от нее из-за работы Плейс, и воссоздание новой конференции под названием «Перекрестные помехи, цвет, композиция», на которой были представлены работы писателей. которые не идентифицируют себя как белые, хотя в нем все еще была в основном белая комната.) То, что мы видим в дискуссии о «Теле Майкла Брауна» Голдсмита, в обсуждении проекта «Унесенные ветром» Плейса, призывы к большей внимательности к гендерным вопросам и призывы к сексуальному насилию при написании сцен, не сжигает в основном белую комнату и не уходит. Это возможность сжечь комнату изнутри, чтобы построить новую на месте. Это не то, что мы называем мягким бойкотом, момент, когда кто-то устает от того, что его символизируют, или не может иметь дело с тем, чтобы выслушать еще один пример литературы, которая повторно использует расистский язык для критики расизма или сексистский язык для критики потребительской культуры. или война и, таким образом, уходит, но как личность, а не как призыв к действию.Об этом мягком бойкоте мы слышим снова и снова от студентов.

Мы еще раз посмотрели на раздаточный материал, который давали студентам в прошлом, и поняли, что у нас нет проблем с двумя третями из них; мы по-прежнему чувствовали бы себя комфортно, говоря людям, чтобы они писали действительно хорошие стихи и отправляли их для публикации или для самостоятельной публикации, и мы думаем, что создание новых сообществ вокруг писательства важнее, чем когда-либо. Но теперь мы могли бы включить «сжечь дотла» как один из способов взаимодействия с существующими сообществами.Мы можем напоминать себе, что его сжигание - это форма создания чего-то нового. Как это изменится, остается открытым вопросом. Вопрос о том, что строить дальше, до сих пор остается без ответа. У нас нет ответа. Мы не уверены, что именно нам стоит хотя бы попытаться ответить на этот вопрос.

Мы закончили эту статью разными способами, приводили различные аргументы о том, что есть или что можно было бы сделать. Эти аргументы сейчас кажутся либо неадекватными (реформистскими), либо нереалистичными (разгромить МИД, AWP, частные фонды, государство).В моменты, когда мы боролись со своими собственными структурными позициями, даже когда эти структуры создавались без нашего согласия, но в наших интересах. Мы рассказываем эту историю неравномерно, потому что мы рассказываем ее через наш жизненный опыт белых женщин, история, неразрывно связанная с нашей совместной трудовой жизнью. И все же очень важно, чтобы эти истории рассказывались как одна история, как одно разрушение формы художественного сообщества, даже если мы извлекаем выгоду из некоторых сил, ответственных за разрушение.Наконец, мы согласны с МакГурлом, когда он утверждает, что «[что) сейчас необходимы [...] исследования, которые рассматривают рост и распространение программы творческого письма не как повод для похвалы или сожаления, а как установленный факт, требующий подтверждения. историческая интерпретация: как, почему и с какой целью писательская программа реорганизовала литературное производство США в послевоенный период? » На данный момент лучшее, что мы можем сделать для нас, - это постараться понять, что, когда мы создаем альтернативы программе, они не усиливали ее иерархию.

¤


Работая над этой статьей, мы побеспокоили множество людей советами, подробностями и отзывами. У нас есть долги перед Эльмазом Абинадер, Амандой Армстронг, Дэвидом Бьюком, Крисом Ченом, Эми Де'Ат, Джошуа Кловер, Дженой Осман, Джоселин Сайденберг, Дженнифер Тамайо, Труонг Тран и Эриберто Йепес. Ни один из этих людей не должен нести ответственности за наш анализ. Клэр Гроссман была сверхчеловеком с числами IPEDS. Линдси Бэйл тоже нам помогла. Более ранние версии этой статьи были представлены на субконференции MLA в Ванкувере, конференции аспирантов UCLA, посвященной избытку, и летней писательской программе Наропы.

¤


Примечание к данным: Если не указано иное, вся информация о программах бакалавриата и магистратуры по творческому письму и студентах, представленная в этом документе, была взята из центра данных IPEDS (по состоянию на 22 июня 2015 г.). Мы использовали только окончательные данные о выпуске. Основная часть наших исследований была проведена в рамках опции «Сравнить отдельные учреждения», работая с переменными, доступными через центр обработки данных. В первую очередь мы рассматривали количество выпускников по годам: общее количество присвоенных степеней по программам, уровню награды, расе / этнической принадлежности и полу.Обозначение программы отслеживается в IPEDS с использованием кодов классификации учебных программ (CIP) Департамента образования, впервые разработанных в 1980 году. CIP - это таксономическая система, которая использует двухзначные коды примерно для 50 широких областей обучения и пятизначные коды для дополнительных -категории в этих областях. Творческое письмо не входило в 5-значную подкатегорию «Английский язык и литература» до некоторого времени после пересмотра CIP 1985 года. 1988 был первым годом, в течение которого мы смогли выбрать 5-значный код CIP для творческого письма в качестве переменной вместе с общим количеством присвоенных степеней в зависимости от уровня награды и пола; 1995 год - первый год, для которого мы также можем выбрать расу / этническую принадлежность наряду с другими переменными.2013 год - последний год, за который нам удалось извлечь данные.

При рассмотрении расовой идентификации мы сначала выбрали переменные для общего количества белых студентов по полу, а затем для общего количества по полу тех, чья расовая идентификация была неизвестна (то есть тех, кто предпочел не указывать свою расу). Затем мы вычли эти числа из общего числа выпускников в данном году, чтобы получить общее количество студентов, которые идентифицируют себя не как белые в том же году (вместо того, чтобы выбирать все конкретные расовые / этнические категории, используемые IPEDS и подотчетными учреждениями).По крайней мере, одно исследование предполагает, что те студенты, которые предпочитают не указывать свою расу, преимущественно идентифицируют себя как белые в другие моменты, и мы подозреваем, что общее количество белых студентов во всех областях, на которые мы смотрели, больше, чем представлено. Для целей данной статьи мы решили посмотреть только на процент студентов, которые решили самостоятельно идентифицировать свою расу.

¤


Последняя книга Джулианы Спар - That Winter the Wolf Came от Commune Editions.

Стефани Янг - поэтесса, книги которой включают Урсула или Университет , Picture Palac e и Telling the Future Off . Она редактировала антологию Bay Poetics и является редактором-основателем Deep Oakland.

Белая комната - Арлингтон, Техас

Белая комната - идеальное место для романтического свадебного дня.Входя в нашу часовню с красивой беседкой, обвитой виноградной лозой, вы чувствуете себя так, как будто выходите на улицу. Маленькие ослепительные огни и бра при свечах освещают зал, вмещающий 150 гостей. Тарифы: • Часовня - 400 долларов США. Посетите наш веб-сайт для получения более подробной информации.

Положения и условия

Свяжитесь с нами для получения полных условий.

Белая комната - идеальное место для романтического свадебного дня.Пригласите до 300 своих ближайших родственников и друзей, чтобы окунуться в тосканскую атмосферу в нашем изысканном зале для приемов. Элегантные люстры и свечи излучают мягкий свет, пока вы и ваши гости ужинаете и танцуете всю ночь напролет. Изысканное освещение, большой деревянный танцпол и красиво оформленные круглые столы сделают ваш особенный день незабываемым. Тарифы: • Вечер пятницы - 695 долларов США (минимум 60 человек) • в субботу днем ​​до 16:00 - 495 долларов США (минимум 50 человек) • Субботний вечер - 895 долларов (минимум 100 человек) • Воскресенье - 595 долларов США (минимум 50 человек) Посетите наш веб-сайт для получения более подробной информации.

Положения и условия

Свяжитесь с нами для получения полных условий.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *