Меню Закрыть

Фото хрущева: Появились уникальные фото радующегося Брежнева за месяц до смещения Хрущева: Политика: Россия: Lenta.ru

Содержание

«Никита Сергеевич Хрущев — русский во всех коленах» | Статьи

Памятник Никите Хрущеву на Новодевичьем кладбище двухцветный. Одну половину скульптор Эрнст Неизвестный изваял из белого мрамора, другую — из черного. Свет и тень уживались в Никите Сергеевиче на равных основаниях. Сегодня фигура Хрущева (15 апреля — 125 лет со дня его рождения) воспринимается столь же неоднозначно. Именно поэтому так ценны воспоминания, способные пролить на нее дополнительный свет.

Беседа дочери Никиты Сергеевича Рады Аджубей (Хрущевой) и ведущего исторического клуба «Известий» Станислава Сергеева состоялась в 2014 году, за два года до ее смерти, в разгар киевского майдана, но тогда Рада Никитична попросила ее не публиковать — во избежание ненужных эмоций…

Дочь Никиты Сергеевича Хрущева Рада Аджубей

Фото: ТАСС/Борис Кавашкин

— Рада Никитична, мне представляется, что телевизионная картинка украинского майдана, не сходящая с экрана в течение последних месяцев, не может оставить вас равнодушной: ведь Киев — фактически ваш родной город.

Предлагаю начать наш разговор с виртуальной прогулки по Киеву ваших детства и юности. Ваш дом, квартал, школа, улица Грушевского, которая сейчас у всех на слуху…

— Да, тяжело смотреть на эти картинки. Стоит обозначить дату нашего разговора — 30 января 2014 года. Это для точки отсчета того, что творится там сегодня. Никто не знает, что будет завтра. Но у каждого человека есть своя личная точка отсчета — его рождение и детство.

Киев и Украина вообще мне очень близки, поскольку я наполовину украинка. Мой отец, Никита Сергеевич Хрущев, — русский во всех коленах. А мама моя, Нина Петровна Кухарчук, — чистокровная украинка, родом из Холмской губернии царства Польского, входившего в пору ее юности в Российскую империю.

— Я посмотрел — Грушевский, чьим именем названа известная теперь всем улица, родом как раз из города Холм.

— Да? Я не знала, хотя имя это мне знакомо. Михаил Грушевский — крупный ученый-историк и политический деятель, некоторое время был председателем Центральной рады Украинской Народной Республики при гетмане Скоропадском, позже жил и в Москве, состоял в советской Академии наук…

Я помню эту улицу совсем другой. А если по порядку, то должна сказать, что я родилась в Киеве в 1929 году. Давненько… Так что жизнь прожита большая, длинная, и много всякого в ней случилось. И на то, что там происходит сегодня, я смотрю как-то со страхом. Называют происходящее по-разному: революция, государственный переворот, бунт, контрреволюция. Я всё это понять пока что не очень-то могу…

— И поэтому давайте лучше вернемся в ваш Киев.

— Я поначалу провела в нем лишь неполный первый год жизни. Мой отец был в то время достаточно видным партийным работником в Киевском обкоме (но не больше). Он очень хотел учиться и выпросил, поскольку поджимал возрастной ценз, чтобы его послали в Москву в промышленную академию.

Семейное фото Никиты Сергеевича Хрущева (слева направо): дочь Елена, сын Сергей, жена Сергея, дочь Рада, жена Нина Петровна, зять А.И. Аджубей. 1963 год

Фото: РИА Новости/Василий Малышев

Семья, довольно большая, переехала за ним в Москву. У Никиты Сергеевича тогда было на руках еще двое детей от первого брака — мои старшие сестра и брат Юля и Леонид (первая его жена Фрося умерла от тифа в 1919 году). Всю нашу семью поселили тогда в общежитии промакадемии, где-то в районе Маросейки. Отцу выделили в общежитии две комнаты, причем в разных концах коридора. В одной жили они с мамой, в другой — дети. Так что мама всё время ко мне бегала, и, как она потом рассказывала, было это и смешно, и драматично.

Комната оказалась зараженной клопами, и мама поставила под ножки кровати миски с водой, чтобы они не могли забраться на кровать. Тогда они поднимались на потолок и падали оттуда вниз.

Таким было мое первое, через маму, впечатление о Москве. Дальше практически вся моя жизнь, с перерывами, здесь и прошла. И теперь я часто задумываюсь вот над чем: откуда у современных молодых людей, да и не только молодых, при тех возможностях, которые, конечно, существуют сегодня, берется желание ощущать себя, так сказать, гражданами мира и чувствовать себя в этом глобальном мире, достижимом в любом его конце, везде и всюду, в общем-то, «человеками» без родины. Я думаю, это неправильно.

— Когда вы вернулись на Украину?

— В 1944 году, когда Киев был освобожден от немцев. Три старших, основополагающих класса оканчивала в местной русской школе и тогда основательно выучила украинский язык. Это была моя третья встреча с Киевом. А вторая произошла за несколько лет до войны, так что начальную школу я прошла тоже в Киеве, когда только начала узнавать язык и литературу талантливого народа.

— Давайте восстановим хронологическую цепочку сначала. В конце 1929 года Хрущев уезжает в московскую промакадемию…

— Стоит пояснить, что такое промакадемия. Это высшее учебное заведение, созданное при советской власти для подготовки инженерных кадров на заре индустриализации. Но отец академии не окончил — время было бурное, Сталин тогда боролся сначала с правым уклоном, потом с троцкистами.

Никита Сергеевич Хрущев (в центре) с делегацией слета стахановцев Пролетарского района Москвы, 1930 год

Фото: РИА Новости

А студенты Промышленной академии имени Сталина были, так сказать, элитой советской власти — не просто люди, пришедшие с полей, а выдвиженцы партии, занявшие в ней какое-то положение, но довольно самостоятельные в своих политических воззрениях.

Среди них было немало тех, кого потом зачислили в троцкисты.

Никиту Сергеевича как человека энергичного и политически очень активного через полгода выдвинули в партийное руководство академии, и он был на стороне Сталина абсолютно и бесповоротно. Где-то через полтора года, по прошествии всех перипетий и дискуссий, он был избран секретарем Бауманского райкома партии Москвы.

— Того самого, где, кажется, спустя многие годы состоял на партучете Брежнев. Интересные зигзаги истории. Кстати, в промакадемии училась и Надежда Аллилуева, жена Сталина.

— Они учились на разных факультетах, но были знакомы. Как писал впоследствии отец, он полагал, что Сталин впервые услышал его фамилию и мнение о его политическом темпераменте именно от Аллилуевой.

— Неужто настолько сильным было ее влияние на мужа?

— В данном случае, очевидно, гораздо более важным было мнение другого человека. У Хрущева в Москве оказался могущественный покровитель — Каганович, с которым они пересеклись еще в предреволюционные годы в Донбассе, где отец работал на заводах и шахтах и уже тогда был политически активен. Каганович, будучи первым секретарем Московского горкома партии, предложил кандидатуру Хрущева на должность секретаря райкома.

Никита Хрущев, Николай Булганин, Лазарь Каганович (слева направо) на балконе здания во время парада московской милиции, 1933 год

Фото: РИА Новости

— На этом студенческая жизнь Никиты Сергеевича оборвалась?

— Да, и закончилась формальная учеба, о чем он впоследствии очень сожалел. Зато стремительно пошла вверх политическая карьера. Он занял место Кагановича в горкоме, а тот поднялся в секретари ЦК партии. Но продолжал, как теперь говорят, курировать Хрущева. И в это время отца уже знал Сталин и даже стал приглашать на обеды в узком кругу, где обсуждались серьезные государственные вопросы.

Как вспоминал отец, он Сталиным был очарован. По тем его впечатлениям, в общении это был человек милый и любезный.

— Любопытная оценка в нынешнем контексте.

— Уж не говоря о том, что, как считал отец, у него можно было многому поучиться в плане решения не только партийных, но и хозяйственных вопросов. А Хрущев в этом тогда сильно нуждался, фактически руководя Москвой. Именно при нем закладывались первые станции метро, одевалась в гранитные набережные Москва-река, началось преображение старой Тверской улицы.

— Когда вы вернулись в Киев?

В 1938 году Сталин вызвал отца в Кремль и сказал в свойственной ему манере: «Вы знаете, мы тут решили, что вам надо вернуться на Украину. Будете первым секретарем ЦК партии. Дела там сейчас сложные…» На что Никита Сергеевич, исходя из его воспоминаний, стал отказываться: «Что вы! Я не подготовлен для такого высокого поста. Я не знаю сельского хозяйства, а республика в основном имеет пока сельскохозяйственный потенциал». Но услышал в ответ: «Нет, надо ехать!»

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

Государственный и партийный деятель СССР, первый секретарь ЦК КП(б) Украины и кандидат в члены Политбюро Никита Сергеевич Хрущев, 1938 год

Так наша семья вновь оказалась в Киеве, отец уехал чуть раньше, а мы после Нового года, поскольку мне нужно было закончить первую четверть в первом классе московской школы.

Для понимания ситуации, в которую попал Хрущев на Украине, следует знать, что к моменту его приезда кабинеты высоких государственных и партийных учреждений были практически пусты, почти все их сотрудники арестованы, многие уничтожены. Начиная с Косиора, который до этого был первым секретарем ЦК Украины.

С ним действовали по обычной схеме: отозвали в Москву, перевели на какую-то невысокую должность куда-то в Поволжье, там арестовали. Поляк по национальности, он был расстрелян с клеймом «польский шпион».

— Это всё же воспоминания опосредствованные. Что вы сами тогда чувствовали?

— Ну что могла понимать первоклашка? Разговоров на эти темы в семье не было. Но вот живое свидетельство о том периоде, которым годы спустя поделилась со мной будущая родственница, жена старшего брата. Она в то время работала на какой-то канцелярской должности в Совнаркоме. Идешь, рассказывала она, по коридору и твои шаги гулко раздаются в тишине: кабинеты через один пусты.

Фото: РИА Новости/Павел Гапочка

Леонид и Рада Хрущевы — дети Никиты Сергеевича Хрущева

Хрущев приехал в Киев со своей командой. В Москве в орготделе ЦК партии подобрали людей с украинскими, надо сказать, фамилиями. Под предлогом борьбы с национализмом была выкошена интеллигенция.

Никите Сергеевичу до сих пор ставится в упрек некоторой частью либеральной интеллигенции, что он был человеком из Москвы, который санкционировал аресты писателей и других «националистов».

— Вы впоследствии пытались разобраться в этой сложной ситуации?

— Кое-какие материалы я прочитала и могу сказать, что это не совсем так: многих и многих арестовали до приезда Хрущева. Хотя, конечно, это сумасшествие продолжалось и при нем.

— Для вас, как я понимаю, эти предвоенные годы были безмятежными.

— Пожалуй. Во всяком случае мои воспоминания о том Киеве самые светлые. Город в зелени парков с поющими птицами мне очень понравился. Приветливые люди, красивые дома, музыка украинской речи. Жили мы в так называемом Правительственном квартале, я и сейчас слышу это название в сообщениях из мятежного Киева.

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

Школа моя находилась довольно далеко от дома. Я частенько пешком возвращалась домой через Липки, живописный парк, усаженный липами. Проходила и по улице Грушевского, тоже очень живописной. Во что же ее сегодня превратили — больно смотреть!

Предполагалось продолжение этого разговора, «Известия» должны были встретиться с Радой Аджубей еще не раз, но судьба распорядилась иначе. 11 августа 2016 года Рада Никитична скончалась на 88-м году жизни.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Полет «кукурузника»: что подарил стране и миру Никита Хрущев | Статьи

Ровно 125 лет назад в селе Калиновке Курской губернии в крестьянской семье родился будущий глава одной из двух мировых сверхдержав, герой патетических живописных полотен и анекдотов, один из ближайших соратников Сталина, посмертно разоблачивший своего патрона. Подробности — в материале «Известий».

На Новодевичьем кладбище есть странный памятник, от него трудно отвести взгляд. Это надгробие отставного лидера великой державы. Голова Хрущева — портретное сходство здесь очевидно — вырастает из каменных глыб. Это белый мрамор и черный гранит.

Здесь всё символично. И то, что автор монумента — Эрнст Неизвестный — в свое время дерзнул спорить с Хрущевым, а Никита Сергеевич кричал на него: «Ваше искусство похоже вот на что: вот если бы человек забрался в уборную, залез бы внутрь стульчака и оттуда, из стульчака, взирал бы на то, что над ним, ежели на стульчак кто-то сядет!». И то, что все противоречия личности и эпохи Хрущева скульптор выразил простой черно-белой метафорой. И то, что дети Никиты Сергеевича согласились на такой спорный, но талантливый памятник. Тот, кто слыл эксцентриком при жизни, остался таковым и после смерти.

Рабочий класс

Он всегда гордился своей принадлежностью к пролетариату. Это, по мнению самого Никиты Сергеевича, выгодно отличало его от других коммунистических вождей и от Сталина, и от Тито, и от Мао, и страшно сказать от Ленина, которому, впрочем, Хрущев поклонялся безоговорочно.

Во время своих американских гастролей он втолковывал иноземной аудитории: «Вы хотите знать, кто я такой? Я стал трудиться, как только начал ходить. До 15 лет я пас телят, я пас овец, потом пас коров у помещиков. Потом работал на заводе, хозяевами которого были немцы, потом работал на шахтах, принадлежавших французам; работал на химических заводах, принадлежавших бельгийцам, и вот теперь я премьер-министр великого Советского государства».

Фото: commons.wikipedia.org

Никита Хрущев, 1924 год

Он вообще любил вспоминать о своих корнях: «Детство и юность я провел на шахтах. Если Горький прошел школу народных университетов, то я воспитывался в шахтерском «университете». Это был для рабочего человека тоже своего рода Кембридж, «университет» обездоленных людей России». Молва ответила на такие откровения анекдотом: «Геологоразведка получила задание найти ту шахту, на которой работал Хрущев, а контрразведка — найти тех геологов, которые ищут эту шахту».

Его другом и наставником стал шахтер Пантелей Махиня — марксист и книгочей, сочинявший стихи:

Люблю за книгою правдивой

Огни эмоций зажигать,

Чтоб в жизни нашей суетливой

Гореть, гореть и не сгорать.

Чтоб был порыв, чтоб были силы

Сердца людские зажигать.

Бороться с тьмою до могилы,

Чтоб жизнь напрасно не проспать…

Эти наивные, но искренние строки Хрущев снова и снова вспоминал всю жизнь, в известной степени руководствовался ими. Именно Махиня пробудил в недавнем пастушке если не царские, то генеральские амбиции. И революция помогла ему отличиться.

Никита Сергеевич Хрущев (в центре) с делегацией слета стахановцев Пролетарского района Москвы, 1930 год

Фото: РИА Новости

Партийную карьеру Хрущев начал в Красной армии в Гражданскую войну. А в 1929-м поступил в московскую Промышленную академию. Там он не только возглавлял партком, но и учился в одной группе со Светланой Аллилуевой — женой товарища Сталина. С 1934 года энергичный молодой большевик занимал ключевые посты в партийных организациях Москвы и Украины. В последние годы жизни Сталина входил в пятерку самых влиятельных политиков страны, а сразу после смерти вождя возглавил ЦК КПСС.

Примерно год потребовался Хрущеву, чтобы оттеснить на второй план других претендентов на сталинское наследство. Началось «хрущевское десятилетие» нашей истории.

Больше социализма!

После ХХ съезда у нас даже спортивные комментаторы, когда хоккеист в первом периоде промажет, а во втором забросит шайбу, говорили: «Харламов реабилитировался!». Дело даже не в том, что Хрущев выпустил на свободу сотни тысяч политзаключенных и вернул им доброе имя. Возвращение репрессированных началось в первые недели после смерти Сталина по инициативе Лаврентия Берии и Георгия Маленкова, здесь нет исключительной заслуги Хрущева. Но за 10 хрущевских лет атмосфера в стране поменялась, и после расстрела «банды Берии» крупных политических процессов в СССР не было.

Хрущев мог с витиеватой бранью обрушиться на политического противника или неугодного писателя, но дальше исключения из рядов КПСС дело не шло. Система стала человечнее. Несколько десятилетий — от войны до войны и от разрухи до разрухи — страна существовала в чрезвычайном режиме. Хрущев ослабил репрессивный пресс — и оказалось, что можно «жить, учиться и работать» и не под угрозой ареста. И даже бесплатный хлеб в столовых появился — как первая ласточка коммунизма.

Решение важных вопросов на общем собрании колхозников. Колхоз им. Н.С. Хрущева. Черкасский район, Украина, 1953 год

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

Хрущев не без гордости вспоминал, что Сталин еще в 1930-е называл его «народником». И через 10 лет после окончания войны Никита Сергеевич стал стремиться к социалистическому равенству в социальном обеспечении граждан. При Сталине СССР был «страной контрастов». У одних апартаменты в доме, мрамор и гранит, прислуга, автомобиль с водителем, у других кушетка в бараке.

Власть вынуждена была высоко оценивать труд «уникальных специалистов». Стране не хватало инженеров, летчиков, мастеров культуры, ученых, офицеров — и платили им щедро. При этом по-нищенски жила деревня — в особенности вечно горемычное Нечерноземье. В Москву в те времена ездили не за колбасой и ветчиной, а за баранками. Любая столичная семья могла нанять прислугу из периферии. Вполне трудоспособные женщины готовы были спать на сундуке в коридоре коммуналки, получать «двести старыми» в месяц, чтобы только выбраться из деревни в город.

При Хрущеве ситуация изменилась. Богатые стали несколько беднее, а бедные богаче. Инженерная профессия стала массовой — в соответствии с требованиями времени и менее престижной. Были ограничены сверхдоходы творческой интеллигенции и рабочей аристократии.

Подготовка к посевной. Токарная и слесарная мастерские колхоза «Красный Октябрь» Вожгальского района Кировской области, 1955 год

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

При этом удар хрущевского волюнтаризма пришелся на военных. Никита Сергеевич искренне считал, что «царь-бомба» вот-вот избавит нас от необходимости содержать армию. Под сокращение подпали миллионы офицеров, соответственно — миллионы семей ненавидели «кукурузника».

Летом 1956 года были приняты постановления «О государственных пенсиях» и «Об отмене платы за обучение в старших классах средних школ, в средних специальных и высших учебных заведениях СССР». Именно тогда социализм в нашей стране стал реальностью. Конечно, дело тут не в Хрущеве. Такова была логика развития советского общества после перенапряжения предвоенных и фронтовых лет, после преодоления разрухи. Но и забывать об этом, вспоминая о Хрущеве, грешно.

Веселый переговорщик

Контактный, легкий на подъем Хрущев выглядел абсолютным антиподом Сталина, который предпочитал переговоры за закрытыми дверями и редко покидал пределы своих резиденций. Хрущев был готов встречаться с зарубежными коллегами и на крымском пляже, и на охоте, и в штаб-квартире ООН.

Потери чередовались с приобретениями. Что перевешивало? Безусловно, самым болезненным ударом для советской внешней политики стал разрыв с Китаем. Дружить с Мао Цзэдуном и впрямь было непросто: он слишком многого требовал от Советского Союза, а собственные уступки продавал втридорога. В итоге КНР, а вслед за ней и Албания с товарищем Энвером Ходжей покинули шеренгу стран «советского блока». Зато туда вернулась Югославия, с которой смертельно рассорился Сталин. Сохранять гегемонию в широком кругу союзников было непросто. В Венгрии в 1956-м дело дошло до кровопролития. И все-таки «восточный блок» устоял, не распался.

Никита Хрущев и премьер-министр Индии Джавахарлал Неру на встрече в Нью-Йорке, 1960 год

Фото: Getty Images/ Bettmann

Себе в заслугу Хрущев мог поставить и налаженные отношения с такими соседями, как Финляндия и Индия. Еще более громкий резонанс получило сотрудничество с Египтом, который в годы правления Гамаля Абделя Насера стремился к лидерской роли в арабском мире. СССР вооружал арабов, подкармливал их, но главное — помог Египту создать энергосистему. Ее основой стала Асуанская гидроэлектростанция, построенная советскими специалистами. Хрущев так дорожил дружбой с импозантным египтянином, что в 1964 году даже наградил его звездой Героя Советского Союза. Эта щедрость не повысила акции Никиты Сергеевича на родине.

Общее мнение выразил молодой Владимир Высоцкий:

Потеряли истинную веру —

Больно мне за наш СССР:

Отберите орден у Насера —

Не подходит к ордену Насер!

Можно даже крыть с трибуны матом,

Раздавать подарки вкривь и вкось,

Называть Насера нашим братом,

Но давать Героя — это брось!

Бесспорным триумфом Советского Союза в те годы стала Куба. И не только потому, что у Москвы появился верный и воинственный союзник под боком у Соединенных Штатов. Барбудос с острова Свободы казались (да и были) искренними революционными романтиками. Их появление возрождало, укрепляло веру в краснознаменные идеалы.

Никита Хрущев и Фидель Кастро на центральной трибуне Мавзолея Ленина, 1963 год

Фото: Getty Images/Photo 12

Тем временем Хрущев не боялся предстать «лицом к лицу с Америкой». В 1955 году в Женеве он впервые встретился с президентом США Дуайтом Эйзенхауэром. А в 1959-м прилетел в Америку на две недели. В подарок американскому президенту он привез копию вымпела, который советская ракета оставила на Луне.

В США он вел себя как рекламный агент советского строя. Умело импровизировал, парировал, эпатировал. Размашисто нарушал нормы приличия. По-видимому, почувствовал, что пробить стену американского равнодушия можно только громкими выходками — и расстарался вовсю. Когда американцы в ответ на его скептическую оценку кока-колы спросили едко: «Наверное, вам нравится водка?», Хрущев немедленно ответил: «Если бы нам водка нравилась, мы бы вас никогда не обогнали по темпам экономического роста!». Когда перед Хрущевым американские «герлс» исполнили слишком откровенный, провоцирующий канкан, он изрек: «В Советском Союзе мы привыкли любоваться лицами актеров, а не их задницами».

Многим известен снимок: дипломатический раут, Нина Петровна Хрущева рядом с Жаклин Кеннеди. Два мира, две женщины. У одной — хищная улыбка, густой макияж и тщательно подобранные перчатки. Другая — как будто только что отошла от плиты и поглядывает на разряженную публику со спокойным ощущением «собственной гордости».

Встреча Жаклин Кеннеди (слева) и Нины Хрущевой, 1961 год

Фото: Getty Images/Bettmann

Хрущев выглядел задиристо и самобытно. Для американцев этот весельчак оказался неудобным переговорщиком, сдавать позиции он не собирался и не сомневался, что «мы их похороним». В 1962 году две сверхдержавы оказались на грани войны, но Хрущеву и президенту Кеннеди все-таки удалось найти компромисс. Кеннеди по сравнению с кремлевским пастухом выглядел мальчишкой, но убили его еще до отставки Хрущева.

И все-таки стать полноценным вождем мирового революционного движения он не мог. Почитать его за коммунистического гуру мог только тот, кто не имел счастья его видеть и слышать.

Евгений Евтушенко — самый плодовитый комментатор эпохи — нашел такого почитателя Никиты Сергеевича где-то в дебрях Латинской Америки:

Но, чтоб не путал я века

И мне потом не каяться,

Здесь на стене у рыбака

Хрущев, Христос и Кастро.

Образы «оттепели»

Хрущевское десятилетие — это Спутник, Белка и Стрелка, Гагарин и Терешкова. Отстранить Хрущева от наших космических достижений так же трудно, как задрапировать Сталина, отмечая День Победы или вспоминая о Потсдамской конференции. Конечно, не «наш дорогой Никита Сергеевич лично» всё это спроектировал. Но его энергия сыграла немалую роль в том, что миллионы людей и в Советском Союзе, и за его пределами стали воспринимать космические полеты как нечто первостепенное.

Это каннский триумф кинофильма «Летят журавли» и улыбчивая прядильщица Валентина Гаганова, выводившая отстающие бригады в передовые.

Это фестиваль молодежи 1957 года — когда казалось, что на московских улицах собрались «парни всей Земли». Это «Ваня» Клиберн, наигрывающий «Подмосковный вечера» перед восторженной советской публикой. Это первые балеты Юрия Григоровича, которые казались прорывом в будущее, — как и шахматные победы Михаила Таля, как и голос Муслима Магомаева, и стихотворный напор Евгения Евтушенко.

Открытие VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов на стадионе «Лужники» 28 июля 1957 года

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

Да, нечто похожее происходило и в середине 1930-х, когда мир узнал о советских летчиках, скрипачах, пианистах и кинематографистах. Но в первое десятилетие холодной войны железный занавес оставался почти непроницаемым.

«Список благодеяний» можно и продолжить. Это первый реактивный пассажирский самолет Ту-104, водородная бомба, атомный ледокол «Ленин». Это «Розовские мальчики» на театральной сцене — молодые герои, которые бунтовали против лицемерия и «мещанства» сановитых отцов. И — верили если не в учебниковый коммунизм, то — в справедливость и в «ленинскую гвардию».

Сергея Есенина — народного любимца — признали классиком русской литературы тоже в начале хрущевского десятилетия.

Конкурс Чайковского, международный московский кинофестиваль — всё это начинания хрущевского времени. Как и прорыв советских спортсменов на мировую арену. Трудно забыть яркие «общекомандные» победы на летних олимпиадах в Мельбурне и Риме и на зимней в Кортина д’Ампеццо, «космические» рекорды прыгуна в высоту Валерия Брумеля и штангиста-тяжеловеса Юрия Власова.

Реактивный пассажирский самолет Ту-104

Фото: commons.wikimedia.org

На зимней Олимпиаде в Инсбруке в 1964 году «уральская молния» Лидия Скобликова выиграла все четыре конькобежные дистанции — и тут же написала заявление о приеме в КПСС. Хрущев широким жестом принял ее в ряды без кандидатского срока. Всё это — важные краски эпохи. Недооценка социальной роли массовой культуры, будь то большой спорт или шоу-бизнес, в ХХ веке обходится дорого.

Это узнаваемая и обаятельная оттепельная нота в поэзии, музыке и кино. Нормальный летний дождь на московских улицах. В начале 1950-х в нашем искусстве царили патетика и академизм — а после 1953-го лицо советского искусства стало искреннее и моложе.

Наконец, это поставленные на поток неприхотливые пятиэтажки с малогабаритными квартирами, быстро получившими кличку «хрущобы». Туда переезжали из коммуналок и подвалов, из бараков и покосившихся избушек. А лучший образец архитектуры хрущевского времени — Центральный дом пионеров на Ленинских горах. Легкие конструкции, изящно вписанные в пейзаж.

Устаревшая модель

В 1958 году Хрущев, сохранив лидерство в КПСС, стал председателем Совета министров. К тому времени ему удалось исключить из большой политики всех потенциальных конкурентов от Вячеслава Молотова до Георгия Жукова. Но и сам он постепенно терял хватку, заигрывался. В те годы в повседневную жизнь советского человека вошло телевидение. Хрущев часто мелькал на экране — и выглядел слишком суетливым, смешным, чрезмерно простецким, вульгарным. Модель устарела. Требовались другие типажи, другие политические актеры.

На ХХII съезде КПСС Хрущев довел критику Сталина до иррациональных тонов. Это уже была война с прошлым, от которой трещала система. Назойливое отрицание предшественника не может быть надежной идеологической опорой.

Фото: РИА Новости/В. Лебедев

Много лет спустя, в 1984 году, на заседании Политбюро два ветерана большой политики неожиданно подвели итог хрущевской десталинизации:

Автор цитаты

УСТИНОВ: «В оценке деятельности Хрущева я, как говорится, стою насмерть. Он нам очень навредил. Подумайте только, что он сделал с нашей историей, со Сталиным».

ГРОМЫКО: «По положительному образу Советского Союза в глазах внешнего мира он нанес непоправимый удар».

УСТИНОВ: «Не секрет, что западники нас никогда не любили. Но Хрущев им дал в руки такие аргументы, такой материал, который нас опорочил на долгие годы».

К тому же он успел испортить отношения с творческой и научной интеллигенцией, устраивая им публичные выволочки в хамском стиле. Что до борьбы с «культом личности», то она обернулась пышными славословиями по адресу самого товарища Хрущева. Остряки в те времена называли три способа борьбы со сталинизмом. Первый — снять портрет товарища Сталина. Второй — снять портрет товарища Сталина и повесить портрет товарища Хрущева. Третий — вынести из мавзолея товарища Сталина и внести туда товарища Хрущева.

В последние годы Хрущев всё чаще становился рабом собственной самоуверенности и впадал в авантюризм. Об этом рассуждал Дмитрий Шепилов — один из политиков, которых Хрущев «задвинул»: «Бессистемный поток самых невероятных, смешных, неграмотных инициатив и указаний Хрущева уже к весне 1957 года сделал для всех очевидным: Хрущева надо убирать, пока он не наломал дров».

Н.С. Хрущеву в одном из украинских колхозов вручают венок из кукурузы, 1963 год

Фото: РИА Новости

Оборотная сторона «оттепели» — это борьба с приусадебными хозяйствами, отмена выплат по облигациям, ожесточенная атака на религию. Да и «кукурузные» художества не добавили ему народной любви.

Пока Хрущев обещал, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме, в стране наметился продовольственный кризис.

Отставка Хрущева осенью 1964 года не была блажью аппаратчиков. Она объективно назрела. Брежнев и Косыгин в большей степени соответствовали общественным представлениям о современном политическом лидере. Другое время, что в наше время вошел в моду агрессивный нигилизм по отношению к Хрущеву, к его наследию. «Царя Никиту» превращают в козла отпущения. Любой нигилизм такого рода бесполезен: вместе с Хрущевым ниспровергатели неизбежно перечеркивают целое десятилетие нашей истории. А это труды, надежды, победы миллионов людей. Тут многое переплелось, как черное с белым на знаменитом надгробии.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Причиной смерти сына Хрущева стало огнестрельное ранение в голову :: Общество :: РБК

Признаков того, что Сергей Хрущев подвергся нападению, полиция не нашла. Ранее его вдова говорила, что сын первого секретаря ЦК КПСС умер от старости

Сергей Хрущев (Фото: Владимир Астапкович / ТАСС)

Сергей Хрущев, сын первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, умер в результате огнестрельного ранения в голову. Об этом сообщает Associated Press со ссылкой на судебно-медицинского эксперта Джозефа Венделькена.

Как говорится в полицейском отчете, никаких признаков того, что речь идет о нападении и насильственной смерти, эксперты не обнаружили. «Не было непосредственных признаков насильственных действий со стороны», — приводит агентство слова майора полиции города Крэнстон Тодда Паталано.

По его словам, сотрудники правоохранительных органов приехали в дом Хрущева, после того как в полицию позвонила его жена Валентина. На месте было обнаружено тело Хрущева, полицейские констатировали его смерть. Расследование происшествия закрыто, уголовное дело возбуждено не было, добавил Паталано.

Умер сын Никиты Хрущева

О смерти Сергея Хрущева стало известно 18 июня. Его нашли мертвым в его доме в городе Крэнстон, штат Род-Айленд. Он проживал в США с начала 1990-х годов. Вместе с супругой получил американское гражданство в 1999 году.

Сын Хрущева скончался в США на 85-м году жизни

Сын советского лидера Никиты Хрущева, ученый в области ракетостроения, политолог и публицист Сергей Хрущев скончался в США в возрасте 84 лет. Причины смерти пока не называются. В последние годы Хрущев-младший часто давал интервью о деятельности своего отца и, в частности, о передаче Крыма Украине. Несмотря на преклонный возраст, он нередко приезжал в Россию.

Сын первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, крупный ученый в области ракетостроения Сергей Хрущев скончался в США на 85-м году жизни. Обстоятельства его смерти пока не раскрываются. По сообщениям в СМИ, причиной смерти доктора технических наук могла стать коронавирусная инфекция COVID-19. Как уточнила принадлежащему Григорию Березкину изданию РБК внучка Сергея Хрущева Нина, ее дед умер в Крэнстоне, штат Род-Айленд.

«Иногда у него был неожиданный взгляд на вещи. Не вспомню конкретно, но он был как бы непредсказуем в своих мнениях, хотя обычно не о своем отце, которого он, как правило, защищал. Он казался мне незлобивым человеком, почти мягким в некотором смысле. А его отец таким не был, насколько я могу судить», — заявил РИА «Новости» друг Сергея и биограф Никиты Хрущева Уильям Таубман.

В январе 2020 года в Москве в возрасте 85 лет после продолжительной болезни ушла из жизни первая супруга Сергея Хрущева Галина Шумова, с которой он был разведен.

close

Сергей Никитич Хрущев (2 июля 1935 – 18 июня 2020). Советский, российский и американский ученый, публицист. Сын бывшего Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущева Семейное фото семьи Хрущевых: (слева направо) дочь Елена, Никита Хрущев, сын Сергей с женой, дочь Рада, жена Нина Петровна, зять А.И.Аджубей, 1963 год Сын Никиты Хрущева Сергей в ТД «Библио-Глобус» во время презентации трилогии книг об отце: «Никита Хрущев: Реформатор»; «Никита Хрущев: Рождение сверхдержавы»; «Никита Хрущев: Пенсионер союзного значения», 2010 год Сергей Никитович Хрущев (справа налево) и внук Никита Сергеевич Хрущев во время презентации впервые изданной в России книги «Воспоминания», 1997 год Сергей Хрущев во время пресс-конференции, 1994 год

Сергей Хрущев родился 2 июля 1935 года в Москве. Его отец в тот момент совмещал посты 1-го секретаря Московского горкома ВКП(б) и Московского обкома ВКП(б), незадолго до прибавления в семье открыл столичный метрополитен и занимал прочное место в партийной элите. Матерью Сергея стала третья супруга Никиты Хрущева Нина Кухарчук, которая позже родила ему дочерей Раду и Елену. От первого брака у политика были сын Леонид, военный летчик, погибший в воздушном бою в 1943 году, и дочь Юлия.

В 1958 году Сергей Хрущев окончил Московский энергетический институт (МЭИ), после чего работал в ОКБ Челомея, где занимался разработкой баллистических ракет.

В частности, он участвовал в создании систем приземления космических кораблей, ракеты-носителя «Протон».

В 1963 году Хрущев был удостоен звания Героя Социалистического Труда «за большие заслуги в деле создания и производства новых типов ракетного вооружения, а также атомных подводных лодок и надводных кораблей, оснащенных этим оружием, и перевооружения кораблей ВМФ», награжден Орденом Ленина.

В фильме «Серые волки», рассказывающем о смещении Никиты Хрущева со всех постов в октябре 1964 года, Сергея Хрущева сыграл народный артист РСФСР Александр Потапов. Хрущев-младший показан молодым ученым, который пишет докторскую диссертацию и пытается держаться подальше от политики. Тем не менее, когда охранник председателя Президиума Верховного Совета РСФСР Николая Игнатова рассказывает ему о готовящемся заговоре против отца, Хрущев-сын пытается выяснить все обстоятельства дела и невольно подставляет сотрудника КГБ, которого убивают его же коллеги.

Сергей Хрущев отрицал распространенную версию о том, что во главе заговора против Никиты Хрущева стояли бывший и действовавший председатели КГБ Александр Шелепин и Владимир Семичастный, в то время как Леонид Брежнев служил лишь инструментом в их руках и рассматривался как временная фигура на посту первого секретаря. По мнению Хрущева-младшего, именно Брежнев возглавлял заговор, поскольку боялся, что Хрущев-старший сменит его в процессе омоложения состава Президиума ЦК. По словам ученого, Брежнев был «очень милый человек — обняться любил, поцеловаться, от него хорошими одеколоном и коньяком пахло».

Опала отца не сильно сказалась на карьере сына. Так, уже после отставки Никиты Хрущева Сергей занимал пост заместителя директора Института электронных управляющих машин (ИНЭУМ), а затем работал заместителем гендиректора НПО «Электронмаш». В 1991 году профессора пригласили для чтения лекций по истории холодной войны в Брауновский университет в Провиденсе. Сергей Хрущев эмигрировал в США и в 1999-м получил американское гражданство, сохранив при этом российский паспорт.

В последние годы он периодически выступал с критическими высказываниями в адрес властей России, хотя и не являлся их оппонентом.

Как и его отец, ученый занимал антисталинскую позицию и резко критиковал деятельность Иосифа Сталина. Хрущев-старший рассказывал ему, что советский вождь «до смерти боялся Адольфа Гитлера». Если верить Хрущеву-младшему, когда в июне 1940 года немцы захватили Париж, «Сталин запаниковал, ему страшно было на даче одному оставаться».

После распада СССР Сергей Хрущев оправдывал решение Никиты Хрущева о передаче Крыма из РСФСР в УССР, замечая, что оно было продиктовано не политическими, а экономическими соображениями. Сын советского лидера утверждал, что за присоединение полуострова к Украине выступал Госплан, который объяснял это необходимостью строительства Северо-Крымского канала под одним юридическим лицом.

«Никакой бомбы никто не закладывал — если бы реформирование Советского Союза не нарушилось, которое в 1964-м уже той стадии достигло, когда власть на предприятиях директорам отдавать хотели, роль партии уменьшилась, новая Конституция появилась, СССР до сих пор существовал бы и никаких проблем не было бы — я в это верю», — говорил он в интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону в 2017 году.

В том же году Сергей Хрущев заявил порталу kp.ru, что поддерживает воссоединение Крыма с Россией и сам бы проголосовал «за» на референдуме.

На взгляд Хрущева-младшего, «Крым всегда к России тяготел, которая его не принимала».

Современную Россию он называл «мостиком между Китаем и Западом», характеризуя ее как «богатую страну с большими естественными ресурсами».

«Великой или супердержавой Россия не станет, но все время на виду будет, мировым игроком останется», — полагал сын советского лидера.

Несмотря на постоянное проживание в США, Сергей Хрущев ежегодно приезжал в Москву, где у него живут дети и внуки. Он имел дачный участок в 16 соток, за которым пытался ухаживать даже в преклонном возрасте. Ровно за пять лет до своей смерти, 18 июня 2015 года Хрущев-младший присутствовал на церемонии открытия мемориальной доски в память о своем отце на доме №19 в Староконюшенном переулке, где опальный политик жил вместе с семьей после своей отставки.

Его звали Никита – Мир – Коммерсантъ

Первый в истории визит советского лидера в Соединенные Штаты состоялся 60 лет назад, с 15 по 27 сентября 1959 года. Председатель Совета министров СССР Никита Сергеевич Хрущев ничего не добился на переговорах с президентом Дуайтом Эйзенхауэром, зато побывал в Голливуде, попил кока-колы, поел хот-догов и гамбургеров, пожил в президентских люксах, посмотрел на самую передовую ЭВМ, поругался с профсоюзными лидерами и повидал старого друга-кукурузовода. Все 13 дней и 12 ночей визит освещали советские и американские журналисты, по-разному описывая одни и те же события.

Как Никита стал героем книги, газетных репортажей и телепередач

Никита Сергеевич Хрущев прибыл в США 15 сентября 1959 года в 12 часов 21 минуту по вашингтонскому времени, то есть в рабочее время. Поэтому многие американцы не смогли посмотреть репортаж о его прибытии в прямом эфире. Но три ведущие телекомпании заблаговременно договорились, что покажут вечером в записи получасовые программы, посвященные визиту, причем в разное время — в полвосьмого, в девять и в половину одиннадцатого, чтобы их мог увидеть каждый.

Хрущев оставался героем телеэфира до конца своего визита. Единственным исключением был один день в одном штате — 18 сентября в Калифорнии. Там одна из телекомпаний отменила показ выпуска новостей о Хрущеве ради трансляции бейсбольного матча между командами «Лос-Анджелес Доджерс» и «Сан-Франциско Джайентс» (отечественным аналогом подобной встречи может считаться футбольный матч «ЦСКА»—«Спартак»).

В американских газетах репортажи о Хрущеве не сходили с первых полос, а оставшиеся полосы были заполнены фотографиями советского лидера, карикатурами на него и размышлениями политических аналитиков.

Американские журналисты панибратски называли Никиту Сергеевича просто Никита или мистер Кей (по-английски фамилия Хрущев начинается с буквы K).

СМИ сообщали каждую деталь его поездки, каждую его реплику, меню приемов, устроенных в его честь, стоимость его гостиничных номеров. Читающую, слушающую радио и смотрящую телевизор публику заранее информировали о маршруте следования кортежа Хрущева в том или ином городе, чтобы желающие могли поприветствовать советского лидера.

В Советском Союзе по итогам судьбоносного визита Н. С. Хрущева в США была опубликована книга «Лицом к лицу с Америкой», написанная коллективом авторов во главе с зятем Хрущева, главным редактором газеты «Известия» Алексеем Аджубеем. Вот как в ней описывается реакция Америки на приезд тестя Аджубея: «В витринах магазинов на фоне пестрых обложек журналов, газет с кричащими заголовками, калейдоскопа «бестселлеров» заметны рекламы на русском и английском языках: «Изучайте русский язык лингафонным способом. Купите полный курс уроков русского языка на 12 пластинках». И рядом — комплект самих пластинок. Как известно, продукция, не находящая сбыта, не лежит на американских витринах». Возникает вопрос: а в какой стране на витринах лежала продукция, не находящая сбыта?

Вместе с Хрущевым в Америку прилетела большая советская делегация, в составе которой были министр иностранных дел А. А. Громыко, будущий лауреат Нобелевской премии по литературе М. А. Шолохов, министр высшего образования В. П. Елютин, председатель Днепропетровского совнархоза Н. А. Тихонов, член-корреспондент Академии наук В. С. Емельянов, профессор А. М. Марков и другие.

Среди «и других» стоит выделить членов семьи Хрущева — супругу Нину Петровну, дочерей Раду Никитичну и Юлию Никитичну, сына Сергея Никитича. И конечно, Алексея Аджубея. Американские журналисты разнюхали, что он зять Хрущева. И отреагировали на это заголовками вроде «В России тоже выгодно жениться на дочери босса», а всесоюзно известную присказку «Не имей сто друзей, а женись, как Аджубей» переводили на английский с длинным комментарием.

Как Никита отвечал на неуместные вопросы

Одним из первых пунктов программы поездки было посещение научного центра Министерства сельского хозяйства США в Белтсвилле, штат Мэриленд. Министр сельского хозяйства Эзра Бенсон продемонстрировал гостю последние достижения сельхознауки — гербициды и стимуляторы роста, а также попытался убедить Хрущева в том, что Советский Союз никогда не догонит Америку по уровню сельскохозяйственного производства.

«После возвращения из Белтсвилла в Вашингтон Никите Сергеевичу предстояла ответственная встреча в Доме печати. Здесь Национальный клуб печати совместно с Женским национальным клубом печати и Ассоциацией американских зарубежных журналистов давали в честь Председателя Совета Министров СССР завтрак, программа которого включала и своеобразную пресс-конференцию перед журналистами, радиомикрофонами и телекамерами» («Лицом к лицу с Америкой»).

Видимо, на Алексея Аджубея подействовал трансатлантический перелет — и он потерял ощущение времени. Речь Н. С. Хрущева, которую тот зачитал по бумажке на «завтраке», началась в 13:30 и закончилась в 14:20. Речь была посвящена борьбе советского народа за мир и планам разоружения.

После речи началась пресс-конференция. Вероятно, впервые в жизни Хрущеву пришлось столкнуться с так называемой свободной прессой.

«Буржуазные журналисты, падкие на сенсацию, нередко стремятся задавать вопросы не ради выяснения истины, а для того, чтобы поставить своего гостя в затруднительное положение»,— пишет Аджубей.

По его словам, президент Национального клуба печати Лоуренс обещал отсеивать «наиболее неуместные вопросы, содержащие нападки на Советский Союз и его политику», но на самом деле все происходило не так.

Вопросы показались советскому журналисту настолько неуместными, что в своей книге он их даже не приводит, только сообщает, что «любители всякого рода провокаций получили достойный отпор». Неуместные вопросы можно найти в американских газетах.

Самый первый вопрос был такой: «Правда ли, что после вашего доклада XX съезду с осуждением преступлений Сталина член партии прислал вам анонимную записку с вопросом «А что вы делали, когда Сталин совершал свои преступления?»?» Хрущев ответил: «И как бы вы, господа сочинители всяких вздорных вымыслов, смеясь заранее над тем, как, дескать, вы ловко выдумываете, не раскаялись бы после в своих выдумках. На провокацию я не пойду и не отвечу недружескими выпадами против собравшихся здесь многих достойных представителей печати Соединенных Штатов Америки. Добавлю только, что ложь, на каких бы ногах она ни ходила, никогда не сможет угнаться за правдой».

На еще один «провокационный вопрос» о «русском вмешательстве в Венгрию» Никита Сергеевич отреагировал так: «Видите ли, так называемый венгерский вопрос у некоторых завяз в зубах, как дохлая крыса: им это и неприятно, и выплюнуть не могут».

После чего заявил, что сам может позадавать неприятные вопросы, но не будет, так как приехал в США с добрыми намерениями и чистым сердцем.

Неизвестным советскому читателю остался и вопрос «Когда вы пошлете человека на Луну?». Как и ответ Хрущева, что подобных планов нет, так как «мы ценим человеческие жизни» и пока нет технических возможностей для такого полета.

Не были опубликованы в СССР вопрос о положении евреев в Советском Союзе и ответ Хрущева о том, что среди тех, кто участвовал в запуске советской ракеты на Луну, евреи занимают почетное место.

На пресс-конференции Хрущев разъяснил американским журналистам, что он имел в виду под произнесенной несколькими годами раньше знаменитой фразой «Мы вас закопаем». Оказывается, не физическое закапывание, а изменение общественного строя в ходе истории, приход коммунизма на смену капитализму.

Приятным завершением трудного дня был ужин в советском посольстве в Вашингтоне.

Как Никиту встречали в Нью-Йорке

Вот как американские газеты описывали приезд Н. С. Хрущева в самый крупный город Америки: «Нью-Йорк встретил Никиту холодно. Вышедшая на обед толпа… запрудила несколько кварталов между вокзалом Пенсильвания и Пятой авеню… По оценке главного инспектора полиции Томаса Нильсена, на улицах было около 80 000 человек. Это намного меньше, чем 200 000 человек в Вашингтоне, но сегодня кавалькада машин проехала лишь чуть больше мили. Несколько человек вежливо похлопали, кто-то крикнул одинокое «ура». Но, как и в Вашингтоне, Хрущева ждал в основном молчаливый прием… Полиция предпринимала энергичные меры для того, чтобы не было плакатов, но некоторым демонстрантам это все равно удалось.

На углу 49-й стрит и Парк-авеню восемь женщин в черном держали над головой карточки с надписями: «Мистер Хрущев, вам здесь не рады», «Ешьте, пейте, веселитесь, но завтра мы вас закопаем»…

Дом Хрущева в Нью-Йорке — президентский люкс в «Уолдорф-Астория» за $150 в сутки».

На слова про «холодную встречу» у советских журналистов был ответ: «Нью-йоркские власти мобилизовали для «охраны» советского гостя свыше трех тысяч полицейских, среди которых оказались на всякий непредвиденный случай даже снайперы и специалисты по «джиу-джитсу». Аляповатая и шумливая демонстрация полицейской мощи дала пищу реакционной прессе посудачить о том, что народ якобы холодно и даже чуть ли не враждебно относится к визиту Н. С. Хрущева в США. Однако в подобного рода вымыслах, кривотолках и пересудах не было и тени правды».

В тот же день Хрущев встречался с представителями большого бизнеса. Один из них вывел советского лидера из равновесия, спросив, почему в СССР глушат американское радио, запрещают американские газеты и подвергают цензуре корреспонденции американских журналистов, тогда как советские корреспонденты в США могут писать что угодно.

Хрущев покраснел, голос его погрубел, и он сказал: «Я приехал сюда по приглашению вашего президента. Мы договорились, что в наших дискуссиях мы не будем касаться наших внутренних дел. Я стреляный воробей, меня вашими репликами не напугать. Не надо меня перебивать. Не нравится меня слушать — я могу уйти». Это была версия американских журналистов. По версии Аджубея, ответ, произнесенный с чувством исключительного достоинства, был таким: «Господа, если вы пригласили меня, так прошу вас выслушать меня внимательно. Если вы этого не хотите, я могу не говорить. Я приехал в США не как проситель. Я представляю великое Советское государство, великий народ, совершивший Великую Октябрьскую революцию. И не заглушить вам, господа, никакими репликами того, чего достиг, что сделал и что хочет сделать наш великий народ. Вопрос о том, как и что следует слушать нашему народу,— это дело нашего народа, дело советских людей. Такие вопросы решает и впредь будет решать сам советский народ и его правительство без вмешательства извне».

Как Никиту не пустили в Диснейленд

Посещение советским лидером Западного побережья США началось со скандала. Хрущеву не разрешили посетить Диснейленд, сославшись на то, что спецслужбы не смогут гарантировать его безопасность.

Реакция Никиты Сергеевича была бурной: «Я спросил: «Почему нет? У вас что там, стартовые площадки баллистических ракет? Эпидемия холеры? Или там захватили власть гангстеры, которые меня уничтожат? У вас такие крутые полицейские, они могут поднять быка за рога. Конечно же, они способны меня защитить.

Я очень хочу повидать Диснейленд. Но мне сказали: «Мы не можем гарантировать безопасность». Что мне теперь, с собой покончить?

Для меня это необъяснимая ситуация. Приезжайте в нашу страну. Я лично отведу вас куда угодно… Я очень разочарован».

Меры безопасности во время визита действительно были экстраординарными. Хрущев смотрел на Америку из окна быстро несущейся машины, а во время пеших прогулок его окружали сотни охранников.

По советской версии, 10 тыс. простых американцев хотели устроить Хрущеву в Диснейленде горячий прием, поэтому американские власти и запретили эту поездку.

По версии американских властей, слитой в прессу, полное расписание визита согласовывалось с советской стороной за несколько недель до его начала, Диснейленд из графика турне вычеркнули подчиненные Хрущева.

На то, как его не пустили в Диснейленд, Никита Сергеевич пожаловался во время приема, устроенного кинокомпанией XX Century Fox, на котором присутствовало 400 гостей. Хотя несколько человек отказались от приглашения (в их числе был киноковбой и будущий президент Рональд Рейган), за 400 пригласительных билетов развернулась настоящая борьба.

Владелец киностудии Спирос Скурас похвастался тем, как он осуществил великую американскую мечту. Начал работать в 12 лет, приехал в США в 17 без гроша в кармане, работал вначале помощником официанта, а вот теперь владеет киностудией. Хрущев в ответ рассказал, что начал работать сразу же, как только научился ходить, приехал в Москву без гроша в кармане, а теперь он — руководитель Советского государства. Зал загоготал.

Людям из Голливуда Никита Сергеевич понравился. Элизабет Тейлор залезла на стол, чтобы рассмотреть его, когда он вошел в зал. Мэрилин Монро на вопрос о том, какое впечатление произвел на нее Хрущев, ответила: «Было интересно».

Позднее горничная Монро написала в мемуарах, что актриса, не читавшая газет и не слушавшая новостей, только накануне приема узнала, кто такой Никита Хрущев. А также то, что Спирос просил Монро надеть на встречу с советским лидером «самое обтягивающее, самое сексуальное платье». «Видимо, в России слишком мало секса»,— сказала Монро.

Хрущеву звезды Голливуда тоже понравились. Джону Уэйну он предложил состязание — кто кого перепьет. Уэйн пил текилу, Хрущев — водку. У кого-то есть сомнения в том, кто победил?

Как Никите не понравились канкан и мэр

Перед приемом Хрущев побывал на съемках мюзикла «Канкан». Таким способом Скурас решил сделать фильму бесплатную рекламу. В одной из двух сцен, показанных высокому гостю, Ширли Маклейн с подругами танцевала «низкопробный» танец, давший название фильму. Слово Алексею Аджубею: «Девушки кривлялись, падали на пол, дрыгали ногами. И всем, кто видел этот танец, было ясно, что актрисам стыдно и перед собой, и перед теми, кто видит их. Они танцевали, не понимая, кому и зачем пришло в голову заставить их делать это перед Никитой Сергеевичем Хрущевым и перед другими советскими гостями. А Никита Сергеевич спокойно сидел в ложе для почетных зрителей и, когда девушки кончили танец, поаплодировал им…

Только Никита Сергеевич распрощался с актерами, как стая американских журналистов кинулась к нему… Очень спокойно, прямо и остроумно Никита Сергеевич сказал несколько фраз, которые обошли потом многие газеты мира:

— Вы спрашиваете меня о канкане? С моей точки зрения, с точки зрения советских людей, это аморально. Хороших актеров заставляют делать плохие вещи на потеху пресыщенных, развращенных людей. У нас в Советском Союзе мы привыкли любоваться лицами актеров, а не их задами».

Одна из актрис, снимавшаяся в фильме «Канкан», сказала журналистам о Хрущеве: «Если бы он переехал сюда, то получил бы «Оскар» за клоунаду». Похвалил Хрущева и комик Джек Бенни: «Это величайший драматический актер, какого я когда-либо видел».

Вечером того же дня случился еще один скандал. На очередном приеме мэр Лос-Анджелеса Норрис Поулсон заявил Хрущеву: «Не надо нас закапывать, тогда и мы вас не закопаем». А чуть ранее Поулсон сказал телерепортеру: «Все будут с ним вежливы, а я не буду. Я покажу ему кулак, хоть и покрытый бархатом. У меня будет длинный острый нож, и я засуну его сукину сыну…» Позже Поулсон заявил, что репортер исказил его слова. Хрущев после этого сбавил накал страстей и сказал, что Поулсон, видимо, просто встал не с той ноги.

Не понравилось Хрущеву и то, что сопровождающим в поездке по Лос-Анджелесу ему выделили комиссара пожарного управления Виктора Картера. Отец Картера был купцом второй гильдии из Нахичевани-на-Дону (позднее этот город слился с Ростовом-на-Дону). Из города он бежал, когда в Нахичевань-на-Дону вошла 9-я дивизия РККА, в которой служил молодой политкомисссар Никита Хрущев.

Как Никиту разочаровали американские профсоюзы и новейшая ЭВМ

Хрущев назвал Сан-Франциско самым красивым городом из всех, что он видел в Соединенных Штатах. В отличие от Лос-Анджелеса с негостеприимным мэром здесь его ждал очень теплый прием со стороны городских властей. Ему впервые позволили передвигаться не в закрытом автомобиле, а в кабриолете.

А вот встреча с профсоюзными лидерами штата Калифорния прошла не в самой теплой и не в самой дружественной обстановке. Хрущев периодически злился, стучал кулаком по столу и делал резкие замечания. Представители Американской федерации труда — Конгресса производственных профсоюзов (АФТ-КПП) пытались донести до Хрущева мысль, что американским рабочим нравится свобода, поэтому они не хотят строить коммунизм. Хрущев одного из профсоюзных деятелей назвал диктатором, а главе профсоюза работников пивоваренной промышленности Карлу Феллеру, спросившему, почему люди тысячами бегут из Северной Кореи, Польши, Венгрии и других стран, где к власти пришли коммунисты, посоветовал искать ответ в его пиве. Все профсоюзные лидеры оказались, как заявил Хрущев, «капиталистическими марионетками».

В тот же день Хрущев посетил завод компании IBM в Сан-Хосе, Калифорния. Президент IBM Томас Дж. Уотсон-младший продемонстрировал высокому гостю «электронную счетную машину» IBM 305 RAMAC. В ней были впервые в истории использованы магнитные диски для хранения данных. На 50 дисках диаметром 61 см умещалось целых 3,75 Мб информации. Для установки электронной счетной машины требовалась комната размером 9х15 метров. Машина весила около тонны и стоила $189 тыс. (или сдавалась в аренду за $3200 в месяц).

На Хрущева новинка американской техники впечатления не произвела.

После осмотра завода и счетной машины Никита Сергеевич пообедал в рабочей столовой одновременно примерно с 200 сотрудниками компании.

Покидая Сан-Франциско, Хрущев столкнулся еще с одним символом Америки — автомобильной пробкой. На вопрос мэра города об американских автострадах Никита Сергеевич ответил: «Мне в Советском Союзе автострады еще не нужны». Забитое машинами шоссе по три полосы в каждом направлении Хрущев назвал «жуткой расточительностью».

Как Никита встречался с кукурузой

В штат Айова Хрущев приехал, по мнению американской прессы, чтобы узнать, как столь мало фермеров могут настолько хорошо кормить так много американцев.

«Почему айовцы так боготворят и преклоняются перед своей «королевой полей»? Да потому, что кукуруза — это мука, каша, молоко, сироп, крахмал, яйца и множество других вещей, полезных и необходимых для жизни человека. Но главное: кукуруза — это говядина, свинина, птица» (А. Аджубей).

На приеме в городе Де-Мойн, штат Айова, Никита Сергеевич заявил: «Наш народ выдвинул лозунг: «Догнать и перегнать Соединенные Штаты по производству продукции на душу населения»… Мы… не склонны считать фермеров Айовы агрессивными людьми на том основании, что они производят кукурузы и мяса значительно больше, чем производят их сейчас колхозы Кубани.

Мы вызываем вас на соревнование в производстве мяса, молока, масла, товаров широкого потребления, машин, стали, угля, нефти для того, чтобы лучше жилось людям. Это куда более полезное соревнование, чем состязание в накапливании водородных бомб и всякого рода оружия». По американской версии, все это сказал не Никита Хрущев, а переводчик Виктор Суходрев. Уставший от бесконечных речей и приемов Хрущев сообщил собравшимся, что не будет мучить их своим русским, поэтому пусть переводчик сразу зачитает его приветственную речь на английском.

В 90 милях от города Де-Мойн находилась ферма Росуэлла Боба Гарста. Гарст и Хрущев познакомились в 1955 году, когда американский фермер приехал на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в Москву. Позднее Гарст еще два раза посещал СССР.

При встрече со старым знакомым Никита Сергеевич похлопал его по пухлому животу, ущипнул за щеку и сказал: «Вот это Америка!» Во время прогулки по ферме Хрущева и Гарста сопровождали толпы журналистов. Назойливые люди с фотоаппаратами, микрофонами и телекамерами вывели из себя обоих. Гарст бросил в фотографов горстью силоса, пару раз оттолкнул тех, кто подошел слишком близко (это по советской версии, по американской — отвесил пинка одному фотографу и одному репортеру). Никита Сергеевич предложил фермеру спустить на журналистскую братию быка.

После встречи со старым другом Хрущев побывал на животноводческом комплексе. Там он вызвал посла США в ООН Генри Кэбота Лоджа-младшего на соревнование по скорости поедания хот-догов. Хрущев победил, поглотив три четверти своего хот-дога с венской сосиской, в то время как его соперник успел пережевать только первый кусок.

«Вы пока нас обгоняете в производстве сосисок, но мы впереди в полетах ракет к Луне. А однажды мы вас и по сосискам обгоним»,— сказал Хрущев послу. Доев последнюю четверть, Хрущев выдал каламбур, непонятый американской стороной: «Ну что, капиталист, съел?»

Еще одним американским блюдом, с которым впервые столкнулся Хрущев, был гамбургер. После возвращения Никиты Сергеевича в СССР в меню советских заведений общественного питания появятся два новых блюда — сосиска в тесте и булка с котлетой.

Как Никита возвращал американцам родственников

В Питсбурге Никита Сергеевич Хрущев был в прекрасном настроении. На сталелитейном заводе Mesta Machine чокался кока-колой с рабочими, прикалывал девушкам на спецовки советские значки, поменял часы на сигару, посидел в директорском кресле и пожал руки всем, кто попался ему на пути. Вокруг советского руководителя собралась огромная толпа. Хрущев сказал вице-президенту компании Mesta Machine Уильяму Пауэллу, что фирма, наверное, потеряет много денег, так как никто не работает. Затем повернулся к послу Генри Кэботу Лоджу и сказал: «Капиталист, а мне налили кока-колы бесплатно». Потом рассказал Пауэллу, что в СССР хотят изобрести машину, убивающую мух с помощью атомной энергии. Пауэлл ответил, что на его заводе такая машина не нужна. Хрущев продолжал: «Тогда я изобрету машину, которая превращает сторонников холодной войны в противников холодной войны». «Вот это другое дело»,— согласился Пауэлл.

На ланче, устроенном в Питсбургском университете, Никита Хрущев и вовсе превратился в доброго волшебника. Губернатор штата Пенсильвания рассказал ему трагическую историю девушки Донны Армонас, которая не видела свою мать Барбару и брата Джона целых 19 лет. В 1940 году вся семья находилась в Литве, когда туда вошли советские войска. Донна и отец, имевшие американское гражданство, смогли уехать в Штаты. У матери и младшего брата Донны было литовское гражданство. Им пришлось остаться. В 1948 году мать с сыном депортировали в Сибирь. Вскоре мать была осуждена за шпионаж на 25 лет лагерей, а сына, Джона-младшего, поместили под опеку в семью доносчиков, которые забирали себе все получаемые от отца посылки. Письма Джона Армонаса Иосифу Сталину и в советское посольство оставались без ответа. Услышав печальную историю, Хрущев сказал: «Девочка, ожидай свою мать в ближайшее время». Так и случилось. Барбара и Джон-младший получили разрешение на выезд в США.

Днем раньше в Де-Мойне к Хрущеву обратились с похожей просьбой другие литовцы — супруги Леонас, чьи дети остались в СССР. Им Никита Сергеевич тоже пообещал скорую встречу с родными.

Удивительным образом советская пресса хранила молчание по поводу этих добрых дел Хрущева.

Не сообщали советские газеты и о том, чем кормили Никиту Сергеевича в Питсбурге. А вот чем…

Как жена Никиты очаровала Америку

Нина Петровна Хрущева оказалась самой первой леди СССР, которую увидел Запад. Сперва американские СМИ встретили ее в штыки.

Ей тоже задавали вопросы. «Правда ли, что в семье Хрущевых вы держите в своих руках бразды правления?» Ответ первой леди СССР: «Нет. Это только американские журналисты так думают. Может быть, так обстоят дела с американскими женщинами, но у нас устроено не так».

Журналисты придирались к внешности Нины Петровны. Газеты, радио и телевидение критиковали ее осанку, одежду, «простоватое крестьянское лицо», прическу. Совместная фотография Нины Хрущевой и жены губернатора штата Нью-Йорк Нельсона Рокфеллера публиковалась с подписью «Сравнение моды Москвы и Нью-Йорка».

Вот что писал корреспондент UPI: «Русская первая леди привнесла вчера вечером в Белый дом скромную бабушкину элегантность. Хотя Кристиан Диор вряд ли бы так подумал

Если бы покойный верховный жрец моды увидал русскую первую леди на ужине в Белом доме, он, скорее всего, охарактеризовал бы ее как «неряшливо одетую» в комнате, полной изысканно одетых гостей».

За Нину Хрущеву неожиданно вступился Майкл Масманно, бывший судья на Нюрнбергском процессе над нацистскими преступниками. Он направил письмо президенту Эйзенхауэру с протестом против слов «неряшливо одетая» в репортаже UPI. По мнению судьи, госпожа Хрущева была одета просто, но элегантно: «Кроме того, ее приятное материнское лицо затмевает любой модный наряд».

На приеме в Голливуде Фрэнк Синатра проводил миссис Хрущеву к столу, помог найти место для сумочки, сел на соседний стул, а после приема заявил, что она «очаровательная, очень мудрая женщина» и хорошо болтает по-английски. Они болтали о детях и внуках, показывали друг другу фотографии родных. Синатра предложил ей посетить национальный парк Редвуд, где растут прибрежные секвойи. Но Нина Петровна ответила, что там за каждым деревом будет прятаться полицейский. Сидевшие за тем же столом комик Боб Хоуп и актер Дэвид Нивен предложили сопроводить ее в Диснейленд, куда она хотела попасть не меньше, чем муж. Но ФБР сказало решительное «нет».

Боба Хоупа очень удивило, что Нина Петровна не знает в лицо многих американских кинозвезд. А в одном зале с ней были кроме уже названных Гари Купер, Ким Новак, Грегори Пек, Кирк Дуглас, Эди Фишер, Жа Жа Габор, Джуди Гарленд, Рита Хейворт, Джинджер Роджерс и другие.

К концу визита у Нины Петровны уже брали автографы мэры городов. Журналисты писали, что такая замечательная женщина вряд ли бы вышла замуж за плохого человека. Значит, Никита Хрущев не так уж страшен, как его малюют.

Как Никита позвал президента США в гости

С точки зрения международной политики визит Н. С. Хрущева в США не дал заметных результатов. Во внешнеполитических вопросах и США, и СССР остались на своих позициях. На прощание советский лидер пригласил президента США Дуайта Эйзенхауэра в гости, предположив, что его визит в СССР продлится дольше 13 дней, ведь СССР больше США.

Но пока велась подготовка к этому визиту, СССР успел посетить американский летчик Гэри Пауэрс на самолете-разведчике U-2. Самолет был сбит 1 мая 1960 года над Свердловском, после чего советско-американские отношения в очередной раз испортились.

Алексей Алексеев

После Хрущева и Горбачева. Ждать ли России реформатора?

Как в недрах советской системы вызрели реформаторы, подобные Никите Хрущеву и Михаилу Горбачеву? Было ли их появление результатом сбоя системы или закономерностью? Откуда может прийти новый реформатор?

Эти и другие вопросы я задаю сегодня Уильяму Таубману, почетному профессору Амхерст-колледжа, автору двух объемистых книг – биографий Никиты Хрущева и Михаила Горбачева. Его книга «Хрущев: человек и его эпоха» в 2004 году была отмечена Пулитцеровской премией. Книга Таубмана «Горбачев: его жизнь и время», изданная в 2018 году, стала первой всеобъемлющей англоязычной биографией Михаила Горбачева.

Эпоха Владимира Путина все чаще вызывает у комментаторов ассоциации с эпохой позднего Брежнева, где застой, казалось, был величиной постоянной. Но через три с небольшим года после смерти Брежнева к власти в стране приходит Михаил Горбачев, и эпоха застоя внезапно сменяется эпохальными реформами. «Андрей Грачев, один из ближайших помощников Горбачева, называл его «генетической ошибкой системы», – пишет во вступительной главе книги о Горбачеве Уильям Таубман. – Сам Горбачев описывает себя как «продукт» и «антипродукт» советской системы. Но как ему удалось соединить в себе эти обе характеристики?» Ответ на этот вопрос потребовал от Таубмана почти семисот страниц интереснейшего текста. Мне было интересно узнать, понял ли Уильям Таубман, откуда берутся реформаторы в России.

– Появление Хрущева и Горбачева не было случайностью или аберрацией, – говорит Уильям Таубман. – Нужны были реформы, перемены после трех десятилетий правления Сталина и после периода застоя при Брежневе. Не только нужны по моральным соображениям, но и потому, что советская система плохо работала, подрывала себя. Ей был необходим внешний враг и уже к смерти Сталина Запад мобилизовался против СССР, задолго до смерти Брежнева началась новая «холодная война». Они в Кремле хотели, по крайней мере, минимальных реформ. В 1953 году даже сталинист Молотов хотел прекратить террор, который мог бы прекратить самого Молотова, если можно так сказать. В 1985 году все члены политбюро хотели улучшить советскую экономику, особенно советское сельское хозяйство. Иными словами, дело не в том, что Хрущев и Горбачев пошли на реформы, а в том, что их реформы оказались гораздо более радикальными, чем реформы, предполагаемые их коллегами. То есть Хрущев развенчал Сталина, Горбачев пошел дальше, он старался демократизировать Советский Союз. Этого их коллеги не хотели, но из-за личности Хрущева и Горбачева реформы пошли гораздо быстрее и дальше.

– Профессор Таубман, вы говорите «личность», но ведь оба эти лидера, особенно Хрущев, были производными системы, которая и отбирала, и формировала личности. Что его отличало от соратников, ни один из которых, и это очевидно, не пошел бы на разоблачение и развенчание Сталина?

– По-моему, его коллеги в политбюро из-за того, чтобы они там так долго были и принимали участие в преступлениях Сталина, примирились со всем этим. Они стали не совсем людьми, они стали холодными, циничными бюрократами. Хрущев почему-то остался человеком, он не трансформировался из-за близости к Сталину. Он знал, как жили простые люди, он понимал, как плохо состояние сельского хозяйства. Почему-то в нем осталось человеколюбие, он считал, что надо помочь людям, поэтому и начал свои реформы. Я подозреваю, что импульс все-таки был моральный, гуманный. Он хотел каким-то образом чистить социализм после преступлений Сталина. Интересно, что в молодости Хрущев не пил, не курил, бабником не был. Моральная сердцевина у этого человека осталась. Он, конечно, выполнял приказы Сталина, он принимал участие в чистках, в терроре. По-моему, он чувствовал себя виновным. Секретная речь, развенчание Сталина в 1956 году были для него покаянием до какой-то степени.

– Вы в своей книге приводите интересные примеры парадокса Хрущева: человек начинает понимать преступность режима, сам становится причастным к преступлениям, тем не менее не отмахивается от этих чувств, хранит их в себе и дает им выход через несколько десятилетий.

– Он понравился Сталину, он стал как будто любимчиком Сталина. Сталин, узнав, что он очень энергичный, очень умный, хотя совсем необразованный человек, быстро повысил его внутри московской городской партийной организации. А что это означало для Хрущева? Это было чудо, это было великолепно. Мужик из глуши сидит рядом со Сталиным на сталинской даче, Сталин его любит. В 30-х уже он понимает, что Сталин убивает людей, включая друзей Хрущева, но это было уже слишком поздно, слишком поздно он узнает, что такое Сталин. Я описываю в своей книге события на Украине в 1939–40-м годах. Хрущев уже был главой Украины, первым секретарем в Киеве. Он решил посетить друга своего детства в Донецке, они там встречаются. В этой комнате были только Хрущев, его друг и дочь этого друга. Хрущев говорит: «Я знаю, что делает Сталин. На каком-то этапе в будущем я справлюсь с этим мудаком». Во время войны он был очень важным политруком, работал тесно со Сталиным, и он понимал, что Сталин плохим был командующим, что тысячи солдат погибли из-за ошибок Сталина. Но опять, что делать? Взаимоотношения продолжались до смерти Сталина. В 1956 году Хрущев наконец был в состоянии выразить то, что чувствовал так долго.

– А как его соратники, система допустили его к власти?

– В случае Хрущева я бы сказал, что самое главное, что они его недооценили, думали, что он энергичный человек, который справлялся со многим, но что он был шут при дворе Сталина. По сравнению с другими он выглядел ничем. Молотов, Маленков, Берия. Какие фигуры! Тогда все боялись Берии. А кто действовал против Берии, кто организовал путч против Берии? Хрущев. Он был не только хитрый, но и храбрый человек. Так что это очень важно, его недооценили.

– Горбачев ведь тоже был человеком системы, мало того, как вы пишете, он был фактически ставленником Андропова. Как он превратился в разрушителя этой системы? Вы в книге цитируете Андрея Сахарова, который вслух удивлялся, как человек со столь невдохновляющим прошлым, грубо говоря, от сохи, превратился в реформатора исторического масштаба.

– Я как биограф хочу вернуться опять к началу. У него было очень счастливое детство, которого не было у многих. Отец был отличным человеком, относился к своему сыну порядочно. Горбачев был звездой в школе. Его взяли в МГУ, в МГУ вокруг него были люди, которые понимали, что такое сталинизм. Зденек Млынарж, чехословацкий студент, был его лучшим другом в МГУ. Они вместе смотрели сталинский фильм «Кубанские казаки». В этом фильме колхозники поют. Приходят в магазин, там покупают хорошие ткани и так далее. Горбачев шепчет Млынаржу: «Это не так, совсем не так. Они работают только потому, что их заставляют. Купить в магазине ничего нельзя». Он уже понял довольно много. В МГУ он читал конституции западных стран, он узнал, кто такой Томас Джефферсон. Уже к окончанию университета он был не диссидент, но у него были сомнения в этой системе. Горбачев вернулся в Ставрополь, где он вырос, и начал работать партийным чиновником. Он в этой среде был отличник, более образованный, более интеллигентный, чем другие люди, он был гораздо выше их. Андропов его увидел, познакомился с ним именно там, потому что Андропов оттуда родом. Андропов был сложный человек, который был очень строгим, очень сильным. Насколько я знаю, Андропов хотел в будущем, не сразу, может быть через 20–30 лет, провести большие реформы в экономике и даже в политике. Но Андропов был убежден, что для этого должна быть хорошая экономика, чтобы люди были сыты. Он увидел в Горбачеве человека будущего.

– И Горбачев зашел далеко за пределы того, что от него ожидали старшие товарищи, да и, по-видимому, он сам намеревался сделать. У вас есть объяснение, как это получилось?

– Он сначала во власти хотел идти далеко, но начал очень медленно. Потом он приходит к выводу, что надо быстрее, потому что партия, и особенно ее верхушка, блокирует реформы. Чтобы справиться с ними, надо идти круто, быстро, надо создать парламент, надо не только гласность иметь, но и подойти ближе к свободе слова. Так что он начинает спешить. Чем больше он спешит, тем больше у его оппонентов сомнений. В конце концов они пошли против него. Когда я интервьюировал Горбачева, а у нас с ним было восемь разговоров, с 2007 года до 2016-го, у меня было чувство, что он считал, что слишком медленно пошел, надо было раньше начать перестраивать политику, экономику, может быть, даже распрощаться с этими коллегами, которые сомневались. А когда сейчас я читаю то, что он пишет, что он говорит, я думаю, он пришел к выводу, что слишком быстро шел. Он говорит, что потребуется целое столетие, пока демократизация еще раз придет полностью в Россию.

– Прогноз грустный. Но, читая вашу книгу, постоянно задаешься вопросом: а не был ли он обречен в своих усилиях реформировать Советский Союз? Во-первых, как только он отпустил удила, обстоятельства, что называется, понесли, и нужно было обладать нечеловеческим предвидением и талантами, чтобы совладать с ними. Во-вторых, он почти всегда шел против большинства, по крайней мере, в своем окружении. Да и было ли на его стороне большинство народа – тоже большой вопрос.

– Я время от времени тоже прихожу к этому выводу, что он был обречен. Может быть, главным образом из-за своего характера, из-за своей самоуверенности, которая привела его к тому, что он недооценил силы, которые стояли на страже старой системы, недооценил Ельцина, считал его несерьезным политиком. Так что Горбачев совершил большие ошибки. Но надо сказать, что ситуация и традиции Советского Союза препятствовали ему. Может быть, даже если бы он не сделал ошибок, которые он совершил, все закончилось бы плохо. Потому что Россия не была готова к демократизации страны. Россия – страна, в которой отсутствовала традиция закона, правового государства. В России не было привычек демократической самоорганизации. В России не было сильного гражданского общества. Я с ним согласен, что Россия не была готова, что он сделал ошибки. Что нужно России сейчас? Эволюция, то есть рост людей, которые хотят больше свободы, больше демократии. Общество, которое уже не хочет ни тоталитарного режима, ни авторитарного режима типа Путина. Просто потребуются годы, десятилетия.

– Профессор Таубман, один из ваших собеседников называет Ельцина политическим могильщиком Горбачева. Как вы считаете, не помоги Горбачев создать Ельцину образ мученика-героя, могла бы ситуация развиваться по другому сценарию?

– Знаете, я часто думал, когда работал над книгой, что это была бы великолепная команда – Горбачев и Ельцин. Горбачев умный, интеллигентный, великолепно лавирует внутри партийной бюрократии в Кремле, а Ельцин лучше действует в рамках демократической политики, которую Горбачев сам создавал. Ельцин мог выступать перед массами, его полюбили. Ельцин был мужик. Как однажды сказал Горбачев, Ельцин был царь. Горбачев говорил: «А я не царь, я не могу, это не я». Так что они могли быть великолепной командой. Но как мы все знаем, они не сошлись характерами. Это было личное столкновение. Я очень тщательно читал стенограмму пленума Центрального комитета в октябре 1986 года, когда Ельцин первый раз выступил против Горбачева. На этом пленуме Лигачев, который председательствовал, сказал: «Я вижу, что Ельцин хочет говорить, но не надо, мы закончили прения». Горбачев говорит: «Пусть, Ельцин хочет выступить». Ельцин выступает против Горбачева. Целый зал выступает против Ельцина, ругает его, включая и Горбачева. Горбачев унижает Ельцина. И Ельцин не мог ему этого простить. Самое главное, что Ельцин раздражал Горбачева, Горбачев раздражал Ельцина, Горбачев унижал Ельцина, Ельцин хотел убрать Горбачева. Те, кто могли быть вместе, победить вместе, проиграли в конце концов.

– Профессор Таубман, вы пишете, что вплоть до 90-го года, согласно заслуживающим доверия опросам, Горбачев оставался самым популярным политиком в СССР. У него и его сторонников были жалобы в адрес западных лидеров, которые, дескать, не помогли Кремлю деньгами и кредитами в критический момент, когда совершенно опустели прилавки магазинов. Не будь этого товарного кризиса, мог выстоять Горбачев и Советский Союз?

– Ему было бы гораздо легче. Но откуда такие экономические проблемы? Они были производным системы, которую он хотел переменить, они отчасти были результатом перемен, которые он осуществлял. Самое главное, он хотел в конце концов, чтобы была рыночная система. Но как идти так быстро от командной системы к рыночной системе? По-моему, никто не умеет. Были везде проблемы. Может быть, лучше всего сделали китайцы, но Китай – это не Россия, поэтому я не верю, что ключ был в том, чтобы Горбачев стал Дэн Сяопином.

– Как вы думаете, откуда может в России появиться новый реформатор: из недр режима, как это случалось до сих пор, или это, скорее, будет человек со стороны?

– Вполне возможно, внутри. Что мы знаем о глубоких убеждениях тех, кто окружает Путина? Когда Путин стал президентом более 20 лет назад, были вокруг него люди, которые хотели больше реформ. Насколько я знаю, даже Путин вначале был готов к этому. Я тогда читал его речи и читаю до сих пор, я вижу, что он переменился. Вначале он готов был к более дружественным отношениям с Америкой, с Западом, потом пришел к выводу, что Запад к этому не готов. Я помню, я читал его обвинения в адрес Запада – это был Ирак, это было Косово, это была Ливия. У него был целый список преступлений Запада. Я спросил себя: допустим, Запад не сделал то, в чем Путин его обвиняет, а что Путин сделал бы? Возможно, что все равно Путин пришел бы к выводу, что, чтобы остаться руководителем России, надо изобразить Запад как угрозу, как врага. Надо знать, откуда и почему Путин пришел к этому выводу, как будут действовать в будущем те, кто придет после него.

– Вы написали книги о двух реформаторах советской системы, которые, казалось бы, появились ниоткуда. Да и Горбачев говорит, что не пойди он на реформы, он бы мог благополучно сидеть в кресле генсека до сих пор. Немало комментаторов ожидают, что Владимир Путин будет править, пока у него достанет сил, скорее всего, он выберет себе надежного преемника. Все-таки появление таких людей у вершины власти в России – это случайность или закономерность?

– И случайно, и закономерно. То есть проблемы общества, проблемы этой страны в мире потребовали перемен. Мне кажется, что это повторится при Путине или после него. Посмотрите на Россию сегодня, разве все довольны экономикой, неравенством между олигархами и простыми людьми? Разве люди довольны коррупцией? Разве люди довольны тем, что Россия почти без друзей в мире? И в будущем нужны будут перемены, нужны будут реформы. Наверное, появятся люди, которые готовы будут пойти на реформы из-за того, что они нужны, из-за своего опыта, из-за своего характера.

Радио Свобода

Визуальная революция шестидесятых on JSTOR

Abstract

Cet article interroge le raport entre le changement de régime politique dans les années 1960 et le développement des technologies de l’information, en particulier dans la distribution de masse de la photographie. Sous bien des aspects, ce changement politique est lié à « l’explosion des médias » qui s’est produite à l’époque, avec le tournant général de la culture vers le visuel et la traversée du Rideau de fer par les images populaires occidentales. Les changements dans la représentation du pouvoir devinrent particulièrement notables. À l’époque stalinienne, où préférence était donnée au portrait peint du leader, les photographies devaient imiter les « beaux-arts » pour neutraliser le danger d’un transfert incontrôlé d’information. Par contre, les années 1960 réhabilitèrent la photographie et les priorités changèrent. Les nouvelles technologies démocratisèrent l’image du pouvoir, qu’elles rendirent compréhensible, familier et quotidien. Outil de contrôle et de propagande, les médias devinrent alors une toute petite ouverture sur le monde capitaliste du rêve et de la liberté sexuelle. Le boum des médias est l’une des raisons supposées du développement dynamique du mouvement dissident des années du dégel. La diffusion rapide de l’information visuelle joua un rôle important car ce procédé, plus ambivalent était, de fait, plus difficile à censurer que du texte. L’apparition d’un grand nombre de photographes et d’éditions illustrées et la montée en puissance du septième art sont indissociablement liées au réchauffement de la politique, qui est basé sur ces phénomènes. The article discusses the relationship between the change in the political regime in the 1960s and the development of informational technology, particularly in mass distribution of photography. In many ways, this change was related to the «media explosion» that occurred at the time, with the general turn of culture towards the visual and Western popular images crossing the Iron Curtain. Changes in the representation of power became particularly noticeable compared with the Stalin era, when preference was given to painted portraiture of the leader. Then, photography had to imitate the «fine arts» so as to neutralize the danger of uncontrolled transfer of information. On the other hand, the 1960s rehabilitated photography, and priorities changed. New technologies democratized the image of power, made it understandable, familiar and ordinary. The media turned from a means of control and propaganda into a loophole-like opening on the capitalist world of dreams and sexual freedom. The media boom is one of the supposed reasons for the dynamic development of the dissident movement in the years of the Thaw. The rapid spread of visual information played an important role here because it was more ambivalent and therefore harder to censor than text. The appearance of an army of photographers, a large number of illustrated editions, and the heyday of cinematography are inseparably linked with the «warming» in politics, which is based on these phenomena.

Journal Information

An international, interdisciplinary and trilingual (French, Russian and English) journal dedicated to the history of the Russian world, Cahiers du Monde russe endeavors to cover the political, social, economic and cultural history of the Russian Empire, from its origins in 1917 through the USSE and finally to the different States, in its issues.

Publisher Information

Éditions de la ‘EHESS’s mission is to raise awareness and disseminate demanding and innovative research among the scientific community and a curious social science audience. In keeping with the experimental tradition of the École des Hautes Études en Sciences Sociales, they participate in the exploration of new fields of knowledge and work on the intellectual project of the social sciences, in the plurality of ways, fields and periods who organize these disciplines. Les Éditions de l’EHESS ont pour mission de faire connaître et diffuser, auprès de la communauté scientifique et d’un public curieux des sciences sociales, des recherches exigeantes et novatrices. En accord avec la tradition expérimentale de l’École des Hautes Études en Sciences Sociales, elles participent à l’exploration de nouveaux champs de savoirs et travaillent au projet intellectuel des sciences sociales, dans la pluralité des manières de faire, des terrains et des périodes qui organisent ces disciplines.

Amazon.com: Винтажная фотография Нины Петровны Хрущевой и Никиты Сергеевича Хрущева, посещающих мемориал Авраама Линкольна с другими людьми, 1959 год.: Дом и кухня

Размер Размер фотографии 7,2 «x 9,5»

Нина Петровна Хрущева была третьей женой советского лидера Никиты Хрущева. В 1938 году Хрущев был назначен первым секретарем Коммунистической партии Украины, и его семья вернулась в Киев, но только через три года она была эвакуирована в Самару из-за вторжения Германии в Советский Союз.После того, как Хрущев стал советским лидером в 1953 году, Кухарчук действовала в качестве первой леди Советского Союза в должности, которой не было у предыдущих советских лидеров. Она родилась 14 апреля 1900 года и умерла 13 августа 1984 года. Никита Сергеевич Хрущев был российским политическим деятелем, руководившим Советским Союзом в период холодной войны. Он был первым секретарем Коммунистической партии Советского Союза с 1953 по 1964 год и председателем Совета министров, или премьер-министром, с 1958 по 1964 год.Хрущев отвечал за десталинизацию Советского Союза, за поддержку прогресса ранней советской космической программы и за несколько относительно либеральных реформ во внутренней политике. Коллеги по партии отстранили его от власти в 1964 году, заменив его первым секретарем Леонидом Брежневым и премьер-министром Алексеем Косыгиным. Он родился 15 апреля 1894 года и умер 11 сентября 1971 года. Нина Петровна Хрущева, Никита Сергеевич Хрущев, русский, политический деятель, советский, лидер, Авраам Линкольн, мемориал, исторический, скульптура, 1959,
Эта фотография взята из Международного журнала Фотоархив услуг.IMS был редакционным фотоархивом в Скандинавии, основанным в 1948 году, но развившимся из старых архивов, в коллекции которых также есть изображения. Архив находится в отличном состоянии и долгое время хранился, а изображения в коллекции сейчас распродаются одно за другим.

Фотография президента Джона Кеннеди и премьер-министра Никиты Хрущева

Об изображении
[[selected_meta_data.field_title [0]. значение]]

Регистрационный номер
[[selected_meta_data.field_identifier_accession [0] .value]]

Дата (даты) материалов
[[selected_meta_data.field_date [0] .value]]

Описание
[[selected_meta_data.field_description [0] .value]]

Права Авторские права Статус
[[selected_meta_data.field_rights_copyright_status [0] .value]]

Кредитная линия
[[selected_meta_data.field_title_alternative [0] .value]]

Физическое описание
[[selected_meta_data.field_format [0] .value]]

Цифровой идентификатор
[[selected_meta_data.field_identifier [0]. значение]]

Фотограф (ы)

[[Contributor.value]]

Цифровой идентификатор папки
[[selected_meta_data.field_relation_container_digid [0] .value]]

Серийный номер
[[selected_meta_data.field_relation_is_part_of_sn [0] .value]]

Номер подсерии
[[selected_meta_data.field_relation_is_part_of_subsn [0] .value]]

Создатель архива
[[selected_meta_data.field_creator [0] .value]]

Статус ограничения использования
[[selected_meta_data.field_rights_use_restrictions [0].значение]]

О музее Артефакт
Регистрационный номер:

MO 83.21

Название:

Фотография президента Джона Кеннеди и премьер-министра Никиты Хрущева

Место производства:

Вена, Австрия

Размеры:

В раме: 14 7/16 «x 11»

Описание:

Цветная тонированная фотография президента Кеннеди и премьер-министра Никиты С.Хрущев сидит на диване в посольстве США в Вене. Написано премьер-министром Хрущевым президенту Кеннеди на русском языке.

Права Авторские права Статус:

Передано США

Цифровой идентификатор:

JFKSG-MO-1983-21

Даритель:

Никита Хрущев, премьер СССР (1958–64)

Никита Хрущев и Иосиф Сталин, Россия, 1936 г. Фото 1746-21106478: Superstock

Superstock предлагает миллионы фотографий, видео и стоковых ресурсов для креативщиков со всего мира.Это изображение Никиты Хрущева и Иосифа Сталина, Россия 1936 года , опубликованное Архивом всемирной истории / Архивом всемирной истории, доступно для лицензирования сегодня.

Детали

Номер изображения: 1746-21106478
Права управляемого
Кредит: Архив всемирной истории / Архив всемирной истории
Версия модели: Нет
Права собственности: Нет
Детали: 5611 x 3737px | 18.7 дюймов x 12,46 дюйма | 62.9MB | 300 точек на дюйм


ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ EASY RM

$ 250

Издательское дело / образование

400

Прямой маркетинг — внутреннее использование

$ 1600

Продлить лицензию

Для индивидуальных тарифных планов со скидкой, без водяных знаков или пакетов изображений для частных лиц или корпораций нажмите кнопку
НЕОБХОДИМЫЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОПЦИИ ниже.


В поисках материалов для подписки посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?

×

Свяжитесь с нами

Мы здесь, чтобы помочь! Свяжитесь с нами, если вам нужны более гибкие варианты лицензирования.

Позвоните нам по телефону 866-236-0087
. Представители доступны с 9:00 до 18:00 EST.



Ключевые слова

Пожалуйста, свяжитесь с

Отдел продаж и исследований SuperStock
Эл. Почта: [email protected]
Телефон: 1-866-236-0087
Великобритания / ЕС: +44 (0) 20 7036 1800


Эйзенхауэр и Хрущев в Геттисберге (Обучение с использованием исторических мест) (У.S. Служба национальных парков)

Возможно, изменение обстановки изменит ситуацию. Дуайт Эйзенхауэр и Никита Хрущев, противостоящие лидерам США (США) и Союза Советских Социалистических Республик (СССР) в разгар холодной войны в 1959 году, зашли в тупик даже в неформальной обстановке Кэмп-Дэвида. из-за случайных побегов из навязчивого протокола и постоянно присутствующих советников лидеры не добивались больших успехов в своих усилиях по уменьшению напряженности. Когда он и Хрущев сели в вертолет для короткого перелета из Кэмп-Дэвида на президентскую ферму Геттисберг, штат Пенсильвания, Эйзенхауэр надеялся, что тихая сельская атмосфера окажет на Хрущева желаемое воздействие.Эйзенхауэр всегда считал ферму «оазисом отдыха». Он и его жена Мэми купили ферму в 1950 году; это был единственный дом, когда-либо принадлежавший Эйзенхауэрам. Первоначально он задумывался как дом престарелых, но также служил местом отдыха на выходных после избрания Эйзенхауэра в 1952 году президентом. Эйзенхауэрам особенно понравилось застекленное крыльцо, где они развлекали семью и друзей, играли в карты, читали и смотрели телевизор. Эйзенхауэр также продолжал свое хобби — рисовать маслом на крыльце.Однажды он написал, что если они когда-нибудь построят еще один дом, «он будет построен вокруг такого крыльца».

На соседних фермах Эйзенхауэр вырастил призовое стадо ангусского скота. Разделение этой частной стороны своей жизни с мировыми лидерами оказалось полезным для Эйзенхауэра, когда он встретился с союзниками Соединенных Штатов, включая канцлера Западной Германии Конрада Аденауэра и премьер-министра Великобритании Гарольда Макмиллана. Но сработает ли это, подумал он, с его противником в холодной войне? Когда они приземлились на краю поля перед его домом, он надеялся, что эта частная встреча с Хрущевым приведет мир к миру.

Объектив

1. Определить и описать холодную войну;
2. Объяснить личный дипломатический стиль Эйзенхауэра и то, как он эффективно использовал его во время холодной войны;
3. Описать роль фермы Эйзенхауэра в Геттисберге в ослаблении напряженности времен холодной войны;
4. Анализировать и оценивать публичные документы и стенограммы президентских пресс-конференций;
5. Исследовать влияние периода холодной войны на собственное сообщество.

Никита Хрущев с Мао Цзэдуном (принт № 4479575).Фото в рамке

Гравюра Никиты Хрущева с Мао Цзэдуном в рамке

Премьер-министр России Никита Хрущев (1894–1971) и лидер коммунистов Китая Мао Цзэдун (1893–1976) тепло приветствуют друг друга. СССР оказывал существенную помощь Китаю в то время

г.

Мы рады предложить этот отпечаток из Мемориальной библиотеки Мэри Эванс / Маркса в сотрудничестве с Mary Evans Prints Online

Библиотека изображений Мэри Эванс предоставляет доступ к прекрасным изображениям, созданным для людей на протяжении веков

© Библиотека изображений Мэри Эванс, 2015 г. — https: // copyrighthub.org / s0 / hub1 / creation / maryevans / MaryEvansPictureID / 10471936

Идентификатор носителя 4479575

Лампа-вспышка, лампы-вспышки

1893 1894 г. 1950-е годы 1971 г. 1976 г. Китай китайский язык Коммунизм Коммунист Пятидесятые Приветствовать Приветствие Исторический История Хрущев Лидер Встреча Никита Фотограф Фотографов Политическая Политика Премьер Россия русский Встряхивание Улыбается Советский Тунг Uss R Цзэдун

14 дюймов x 12 дюймов (38 x 32 см) в современной раме

Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

проверить

Гарантия идеального качества пикселей

проверить

Сделано из высококачественных материалов

check

Изображение без кадра 23 x 24.4 см (прибл.)

проверить

Профессиональное качество отделки

клетка

Размер продукта 32,5 x 37,6 см (прибл.)

Водяной знак не появляется на готовой продукции

Рамка под дерево с принтом 10×8 в держателе для карт. Фотобумага архивного качества. Габаритные внешние размеры 14×12 дюймов (363×325 мм). Задняя стенка из ДВП, прикрепленная скобами к вешалке и покрытая прочным стирольным пластиком, обеспечивает практически небьющееся покрытие, напоминающее стекло.Легко чистится влажной тканью. Молдинг шириной 40 мм и толщиной 15 мм. Обратите внимание, что для предотвращения падения бумаги через окошко крепления и предотвращения обрезания оригинального изображения видимый отпечаток может быть немного меньше, чтобы бумага надежно крепилась к оправе без видимой белой окантовки и соответствовала формату. соотношение оригинального произведения искусства.

Код товара dmcs_4479575_80876_736

Фотографическая печать Плакат Печать Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Фото кружка Печать на холсте Художественная печать Печать в рамке Установленное фото Стеклянная подставка Коврик для мыши Премиум обрамление Сумка Подушка Металлический принт Стеклянная рамка Акриловый блок Стеклянные коврики

Категории

> Азия > Китай > Связанные изображения

> Европа > Россия > Политика

> Популярные темы > Политика

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для кадрирования) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляется на несколько дней позже.

Фотопечать (8,50 — 182,43 доллара)
Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для кадрирования.

Печать плакатов (13,37–72,97 долларов США)
Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

Печать в рамке (54,72 доллара — 279,73 доллара)
Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Пазл (34 доллара.04 — 46,21 долл. США)
Пазлы — идеальный подарок на любой случай

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долларов США)
Поздравительные открытки для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Фотокружка (12,15 $)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные фотокружки станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Canvas Print (36 долларов.48 — 231,08 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию Печать на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Репродукция изобразительного искусства (36,48 — 486,49 долларов)
Наши репродукции репродукций произведений искусства соответствуют стандартам самых критичных музейных хранителей. Они имеют мягкую текстурированную натуральную поверхность, что делает их еще лучше, чем оригинальные произведения искусства.

Печать в рамке (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских принтов в рамке со скошенным краем

Фото ($ 15.80 — 158,10 долл. США)
Фотопринты поставляются в держателе для карт с индивидуальным вырезом, готовые к обрамлению

Glass Coaster (9,72 доллара)
Индивидуальная стеклянная подставка под столешницу. Элегантное полированное безопасное закаленное стекло и подходящие термостойкие коврики также доступны

Коврик для мыши (17,02 доллара США)
Фотопечать архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышками.

Premium Framing (109,45–352 доллара.70)
Наши превосходные фоторамки премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на вашу стену

Большая сумка ($ 36,43)
Наши сумки-тоут изготовлены из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски.

Подушка (30,39 $ — 54,72 $)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Metal Print (144,73 — 302,85 долларов)
Изготовленные из прочного металла и роскошной техники печати, металлические принты оживляют изображения и добавляют современный вид любому пространству

Стеклянная рамка (27 долларов.96 — 83,93 доллара США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, а меньшие размеры также можно использовать отдельно с помощью встроенной подставки.

Acrylic Blox (36,48 — 60,80 долларов)
Обтекаемая, современная односторонняя привлекательная настольная печать

Стеклянные коврики (60,80 $)
Набор из 4 стеклянных ковриков. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Также доступны подходящие подстаканники

Когда Роуз Кеннеди попросила автограф Хрущева — Архивы библиотеки JFK: взгляд изнутри

( Это сообщение адаптировано из сообщения из нашего предыдущего блога, опубликованного 10.05.2013 .)

Стейси Флорес Чандлер, архивный специалист

JFKWHP-ST-C21-5-62. Президент Джон Ф. Кеннеди и Роуз Фицджеральд Кеннеди участвуют в церемонии прибытия президента Республики Эквадор, доктора Карлоса Хулио Аросемены Монроя, в национальном аэропорту Вашингтона, 23 июля 1962 года. Сесил Стоутон, Фотографии Белого дома.

Роуз Фицджеральд Кеннеди родилась в 1890 году и прожила почти весь 20 век, ведя подробные записи о своей жизни, семье и путешествиях.А благодаря ее документам в архивах Президентской библиотеки Джона Ф. Кеннеди мы можем увидеть проблески того, как Роуз убеждает своих детей, в том числе президента Кеннеди, запечатлеть историю в процессе ее становления. От напоминания детям написать дату в письмах до поощрения Джона Кеннеди к покупке мебели, которую он и советский лидер Никита Хрущев использовали во время своих знаменитых встреч 1961 года «Венский саммит» (теперь в нашей музейной коллекции!), Роуз следила за этим исторический рекорд почти за все ее 104 года.

JFKPOF-138-006-p0008. Письмо Роуз Кеннеди Джону Ф. Кеннеди с рукописной запиской Эвелин Линкольн, 11 октября 1962 г. Файлы канцелярии президента, ящик 138, «Переписка относительно стула и дивана, использованных в переговорах с председателем Хрущевым, 1961 год».

Поэтому неудивительно, что в течение многих лет, в том числе во время президентства сына, Роуз Кеннеди вела побочный проект по сбору автографов у известных людей — иногда в качестве подарков, а иногда для сохранения в собственный архив. В конце концов она собрала подписи таких художников, как Роберт Фрост и Марк Шагал; бывшие президенты Герберт Гувер, Гарри Трумэн и Дуайт Д.Эйзенхауэр; и мировые лидеры, включая премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона и канцлера Западной Германии Конрада Аденауэра. Тот факт, что мать президента обменивалась письмами с некоторыми из самых влиятельных людей в мире, казалось, остался практически незамеченным — то есть до тех пор, пока Роза не попросила автограф у советского лидера Никиты Хрущева летом 1962 года.

ПХ 96-33: 12. Президент Джон Ф. Кеннеди встречается с председателем Советского Союза Никитой Хрущевым в резиденции посольства США в Вене, Австрия, 3 июня 1961 года.Фотография Государственного департамента США, Разные фотографии присоединений.

Хрущев согласился подписать несколько фотографий, сделанных им и президентом Кеннеди в Вене, и Роуз принял их через советского посла в октябре. Ее сотрудники быстро отправили фотографии президенту, предложив, чтобы он поставил свою подпись, и, по-видимому, предупредили Джона Кеннеди, что его мать поддерживала связь с советским правительством. В ноябре президент Кеннеди ответил Роуз, объясняя, что просить об одолжении у международных лидеров может быть непростым делом, и просил ее «сообщать мне в будущем обо всех ваших контактах с главами государств».”

РОФКПП-057-001-p0017. Письмо Джона Ф. Кеннеди к Роуз Кеннеди от 3 ноября 1962 года с пометкой, сделанной от руки Роуз Кеннеди. Личные документы Роуз Кеннеди, вставка 57, «Жаклин и Джон Ф. Кеннеди, 1961-1968 гг. (Папка 1 из 2)».

Беспокойство президента о том, что просьба его матери будет «интерпретироваться», могло быть вызвано интересным временем ее общения с Хрущевым. 16 октября 1962 года, всего за восемнадцать дней до того, как он написал свое письмо Роузу, JFK узнал, что Хрущев работал с кубинским лидером Фиделем Кастро над размещением советских баллистических ракет на Кубе; это открытие положило начало двухнедельному периоду напряженных переговоров между Кеннеди и Хрущевым, который теперь известен как кубинский ракетный кризис.

DODCMCBM-PX-66-20-13. Информационная доска № 13: карта Западного полушария с указанием дальности действия баллистических ракет, размещенных на Кубе. Информационные материалы по кубинскому ракетному кризису Министерства обороны США.

В архивных записях Роуз мы обнаружили, что президент Кеннеди, должно быть, узнал о ее общении с Хрущевым где-то между 19 октября и 3 ноября 1962 года — прямо в разгар кубинского ракетного кризиса. Время означало, что записка президента к матери была не единственным тщательно составленным письмом, которое он отправил 3 ноября 1962 года; в тот же день Кеннеди и его команда национальной безопасности также написали Хрущеву о деликатных переговорах, связанных с окончанием кризиса.

RFKAG-217-001-p0116. Письмо президента Джона Ф. Кеннеди советскому премьер-министру Никите Хрущеву относительно кубинского ракетного кризиса, 3 ноября 1962 г. Генеральный прокурор Роберта Ф. Кеннеди, ящик 217, «6-4-2: Куба: кубинский кризис, 1962 год: Кеннеди-Хрущев» Письма и т. Д. »

В ответе Роуз на письмо президента она отметила, что, хотя она не задумывалась о сложностях написания писем мировым лидерам, она «поняла, что, вероятно, это была ошибка и больше не повторится».Она также пошутила: «Когда я прошу автограф Кастро, я дам вам знать заранее!»

Отложив в сторону вопросы международной дипломатии, Роуз продолжила обсуждение семейных новостей и воспоминаний, которые часто упоминались в ее письмах к детям; здесь она добавила обновленную информацию о Джозефе П. Кеннеди, старшем после перенесенного в 1961 году инсульта, и воспоминания из детства Джона Кеннеди.

JFKPOF-138-006-p0008. Письмо Роуз Кеннеди президенту Джону Ф. Кеннеди, 10 ноября 1962 года. Папка президента, Box 138, Переписка о стуле и диване, использованных в переговорах с председателем Хрущевым, 1961 год .”

Роуз вспомнила эпизод, подписанный Хрущевым, в своих мемуарах 1974 года « Times to Remember », отметив: «Позже мы часто шутили об этом инциденте». Однако ясно, что она серьезно отнеслась к просьбе сына; Несколько месяцев спустя секретарь Роуза попросил разрешения связаться с премьер-министром Индии Джавахарлалом Неру. Президент Кеннеди ответил: «Да, продолжайте», и вскоре коллекция Роуз пополнилась подписанными копиями автобиографии Неру.

РОФКПП-063-002-п0027.Копия письма Дайан Винтер к Эвелин Линкольн, личному секретарю Джона Ф. Кеннеди, 12 марта 1963 г. Личные документы Роуз Кеннеди, вставка 63, «Книги с автографами: Генерал, 1961-1963, 1967».

К счастью для архивистов и историков, Роуз продолжала документировать свою жизнь и опыт до конца своих дней, собирая документы и фотографии до своей смерти в 1995 году. Вы можете найти дополнительную информацию о документах Роуз Кеннеди в справочнике к ее коллекции, а также Смотрите больше фотографий и материалов из жизни Роуз в других наших сообщениях в блоге!

Любопытный случай с хрущевской туфлей

Взрослые определенного возраста — те, кто пережил холодную войну, в частности эпоху, когда Советским Союзом правил Никита Хрущев, — будут помнить, что слышали, как изменчивый лидер требовал внимания во время сессия Организации Объединенных Наций, сняв туфлю и ударив ею по столу.

Сайт History Channel называет это «одним из самых сюрреалистических моментов в истории холодной войны».

В комментарии «» от 26 декабря в «Провиденс Джорнал » Артур Сир, профессор Карфагенского колледжа в Кеноша, Висконсин, представил интригующие подробности инцидента. Обсуждая усилия Кубы и президента Обамы по восстановлению связей с этой страной, Сир упомянул отношения между Кубой и Советским Союзом.

Кубинский лидер Фидель Кастро подчеркнул союз с Советским Союзом, присоединившись к Никите Хрущеву во время бурного визита в ООН в 1960 году.Сессия в Нью-Йорке была отмечена тем, что советский лидер публично стучал ботинком по столу (в двух ботинках) », — писал Сир.

Ботинок, который Хрущев классно стучал по столу в ООН, оказался запасным?

Это поразило нас как удивительное историческое примечание — настолько удивительно, что мы задались вопросом, почему мы не слышали об этой третьей обуви раньше. Зачем приносить на дискуссию особую обувь, если на вас две, которые легко можно использовать как импровизированные молотки?

Заинтригованные, мы искали подробности.

Мы подумали, что найдем информацию в Википедии. Конечно же, есть целая страница, посвященная «инциденту с избиением обуви ».

Но здесь не упоминается о третьем ботинке. Что еще более удивительно, оказывается, что есть все основания сомневаться в том, что Хрущев вообще когда-либо стучал ботинком.

Во-первых, мы написали Сиру по электронной почте с просьбой сообщить источник его поворота в истории.

Он сказал, что оно пришло из книги Мартина Макколи, старшего преподавателя Лондонского университета, из книги «Советский Союз 1917–1991».Сир процитировал страницу 273 книги: «Все это было преднамеренно. Тщательное изучение инцидента с избиением обуви показывает, что в то время он носил две туфли».

Мы ответили Сиру, спрашивая, цитировал ли МакКоули какой-либо источник, который мог бы указать, какой тип «тщательной проверки» был проведен, особенно когда есть вопросы о том, происходило ли вообще избиение обуви.

Cyr так и не ответил. Итак, мы купили книгу.

МакКоули, у которого есть 41 сноска только к этой главе, не перечисляет источник фактоида.Он также не предлагает никаких подробностей о «тщательном обследовании».

Итак, мы написали ему по электронной почте. «Моим источником для эпизода с Хрущевым стук ботинок был русский», — ответил он. «К сожалению, еще слишком давно, чтобы вспомнить, кто дал мне эту информацию».

Таким образом, нет веских доказательств того, что третий ботинок использовался как бы для того, чтобы помешать дискуссии.

И еще кое-что мы заметили. В своей книге Макколи сообщает, что Хрущев «кричал, смеялся и перебивал ораторов и даже стучал ботинком по столу во время выступления Гарольда Макмиллана.»Макмиллан был премьер-министром Великобритании в то время.

Это интересно, потому что, согласно записям ООН , Макмиллан не выступал перед Генеральной Ассамблеей в день предполагаемого инцидента с обувью, а New York Times, которая сообщила об этом на первой странице своего номера от 13 октября, дал совсем другой отчет.

12 октября Times сообщает: «Хрущев явно был взбешен заявлением Лоренцо Сумулонга, члена филиппинской делегации.. . . После этого г-н Хрущев снял свой правый ботинок, встал и замахал ботинком филиппинскому делегату на другом конце зала. Затем он стукнул обувью по столу ».

«Таймс» не только утверждает, что Хрущев использовал свой собственный ботинок, но и указывает, что это его правый ботинок.

Тем не менее, как мы отмечали ранее, были подняты вопросы о том, имел ли место стук обуви вообще.

Понятно, что был башмак. Статья «13 октября» сопровождается фотографией туфельки на столе Хрущева.Вопрос в том, использовал ли он его как молоток. Как ясно из статьи в Википедии и цитируемых в ней источников, существует множество версий. На самом деле их так много, что дело звучит так, будто это городская легенда.

Фотография советского лидера, держащего ботинок, номер , опубликованный журналом Time , многие считали фальшивкой (в Википедии есть изображения с необработанными и подделанными изображениями). Фактически, несмотря на то, что все средства массовой информации освещали сессию, нет никаких фотографий, на которых Хрущев стучал бы ботинком.

Сын Хрущева, Сергей, который живет в Род-Айленде с 1991 года, рассказал нам, что он и его семья искали фотографические доказательства в архивах NBC и Канадской радиовещательной корпорации. Они пришли с пустыми руками.

Когда профессор политологии Амхерстского колледжа Уильям Таубман, который первоначально считал, что Хрущев использовал туфлю, чтобы ударить по столу, вернулся к вопросу о статье 2003 года, он сообщил, что другой корреспондент Times, Джеймс Ферон, который также находился в U.Н. в то время настаивал на том, что советский лидер никогда не бил его.

Хрущев «наклонился, снял слипоны, псевдонимно помахал им и положил на стол, но никогда не стучал ботинком», — цитирует Таубмана слова Ферона.

Ферон сказал Таубману, что автор статьи в Times Бенджамин Уэллс не был свидетелем взрыва, а основал свою историю на данных из вторых рук.

Таубман, биограф Хрущева, также цитирует Джона Ленгарда, бывшего фоторедактора журнала Life, сообщающего, что Хрущев наклонился, снял коричневые мокасины, положил их на свой стол и дал понять некоторым делегатам, что собирается ударить его. обувь.Около 10 фотографов в будке для прессы были готовы запечатлеть это событие. Они были разочарованы.

«Он только надел его снова и ушел. Никто из нас не пропустил снимок, что было бы серьезной профессиональной ошибкой. Этого не произошло», — сказал Ленгард Таубману.

«Я все еще придерживаюсь теории, что было две обуви, что он размахивал одной из них, но на самом деле он не стучал ни по одной из них о стол в Организации Объединенных Наций», — сказал нам Таубман в электронном письме.

Отметим, просто в качестве предположения, что есть еще одна возможность, которая вытекает из того отчета New York Times 1960 года.The Times сообщила, что вскоре после первого произошел второй инцидент с обувью.

«Позже, — писала Times, — во время дебатов о колониализме, в ходе которых среди нескольких делегаций вспыхнули настроения, г-н Хрущев поочередно кричал, махал мускулистой правой рукой, потрясал пальцем и второй раз снимал обувь. Второй инцидент с обувью. произошло во время выступления Фрэнсиса О. Уилкокса, помощника государственного секретаря США. Хрущев и министр иностранных дел Андрей А. Громыко обменялись улыбками и подмигиванием, а г-н Хрущев.Затем Хрущев наклонился и снова натянул туфлю ».

Возможно, Хрущев действительно стучал ботинком, и большинству людей это не удавалось. И когда до фотографов дошло, что они хотят сфокусироваться на Хрущеве, советский лидер не справился. Это также объяснило бы, почему единственным фотографическим доказательством, которым располагала Times, была фотография туфельки, лежащей на его столе.

Наше постановление

Комментатор

Артур Сир заявил, что Никита Хрущев принес на сессию Организации Объединенных Наций дополнительную обувь, которой он стучал по столу в знак протеста в 1960 году.

Его единственное свидетельство — заявление в книге Мартина МакКоли, в котором говорится о «тщательном изучении инцидента с избиением обуви». Но Макколи не цитирует источник и не излагает доказательства, которые якобы были предметом «тщательного изучения». И теперь, более двух десятилетий спустя, он не может вспомнить, кто ему сказал.

Итак, на данный момент нет убедительных доказательств существования третьей обуви. Между тем в газете New York Times той эпохи говорится, что Хрущев снял свой ботинок.

Мы не можем разрешить спор о том, использовал ли Хрущев его как молоток. Но, основываясь на отсутствии доказательств, мы оцениваем претензию Сира в отношении третьего ботинка как Ложь .

ПРОЧИТАЙТЕ опровержение Сира.

(Если у вас есть претензия, которую вы хотите проверить, PolitiFact Rhode Island , напишите нам по адресу [адрес электронной почты защищен] и подпишитесь на нас в Twitter: @politifactri.)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.